Столько пространства, а людей мало: как живет Старый Машмет, где когда-то воронежцам бесплатно выдавали квартиры В Курсе Воронеж - последние новости в Воронеже, читайте на сайте В Курсе Воронеж

Живой СССР: как живет Старый Машмет, где когда-то воронежцам бесплатно выдавали квартиры

 

В Левобережном районе Воронежа притаился район, о котором, кажется, забыли все, кроме старожилов. Старый Машмет, в прошлом — оплот работников завода Рудгормаш, а ныне — печальное напоминание о былых временах. Что же случилось с этим районом, который когда-то кипел жизнью? Почему он оказался на задворках городской жизни, словно брошенный щенок? Давайте прогуляемся по улицам Костромской и Путилина, послушаем рассказы местных жителей и попробуем разобраться, почему Старый Машмет оказался в таком плачевном состоянии.

Два дома-красавца среди руин

Из полусотни домов, которые мы осмотрели во время нашей прогулки, только два пятиэтажных здания могут похвастаться свежим ремонтом и обновленными фасадами на улице Путилина.

На их фоне остальные строения смотрятся, как Золушка рядом с принцессами на балу — обшарпанные, потрепанные временем и непогодой. Стоит зайти во двор — и сказка обращается в быль: ржавые качели, заросли кустарника, пыль да колдобины. И так — куда ни глянь, словно попал в параллельную реальность, где время остановилось.

А это тоже улица Путилина, но дома без капремонта

«Эх, помню, как мы сюда въехали в 67-м, — вздыхает Иван Петрович, житель дома 26а по Костромской. Его глаза затуманиваются, а на губах появляется грустная улыбка. — Квартиры давали бесплатно, двушки-трешки. Мы, молодежь, были так рады! А какие дискотеки мы в «Строителе» устраивали! Сами все красили, чинили, благоустраивали. Двор был — загляденье. А сейчас что? Тихо, как в склепе. Ни детского смеха, ни музыки. Грустно все это».

Пятерочки нет, а крысы есть

Инфраструктура района — одно название. Ближайший продуктовый магазин — в соседнем квартале, добираться до него — целое приключение. А из «благ цивилизации» в Старом Машмете — только алкомаркет «Красное & Белое», да и тот на отшибе. Обитатели района — в основном, пенсионеры. Молодежь есть, но мало.

Остановка рядом с улицей Костромская выглядит так

На домах на Костромской отваливается фасад

По такой дороге жители улицы Костромская идут в школу №79

«У нас тут и крысы завелись, — делится наболевшим Марья Ивановна из дома напротив. Она встречает нас на лавочке у подъезда и охотно вступает в разговор. — Дома-то старые, щелей полно. Управляющая компания только в подъездах убирается, а до подвалов, видно, руки не доходят. А снаружи вроде ничего, только трещины кое-где. Но разве ж это жизнь? Внуки в гости приезжают — и то жалуются».

А ведь какой простор вокруг! Дворы — хоть футбольное поле разбивай, хоть парк разбивай. Но некому. Детвора, что когда-то резвилась тут с утра до ночи, давно выросла и разъехалась. Новая площадка стоит невостребованная — качели скрипят на ветру, словно просят: «Ну покачай меня хоть кто-нибудь!» Песочница зарастает травой, горка ржавеет. Грустное зрелище.

Огромные тополя нависают над пятиэтажками, грозя рухнуть в любой момент. В одном уже дупло с человеческий рост — того и гляди, развалится и накроет собой полдвора. Управляющая компания метет у подъездов, а до остального — как до луны. Муниципалитету, видно, тоже не до этого медвежьего угла. Вот и стоят дворы пустые, словно декорации к фильму о постапокалипсисе.

Застройщикам невыгодно, а жаль

Такую планировку еще поискать! Двухэтажки на 20 квартир, простор для фантазии ландшафтного дизайнера. Отремонтировать бы, вдохнуть жизнь, и был бы не район, а конфетка. Застройщики бы очередь выстроились за право здесь поработать. Но нет — невыгодно им. 

«Обидно, что про нас словно забыли, — качает головой Иван Петрович. Его голос дрожит от возмущения. — Столько лет прожили, столько сил вложили. Район молодой был, дружный. А теперь что? Доживаем потихоньку, а молодым и дела нет. Им бы только в центре жить, в новостройках. А про нас и думать забыли».

Надежда умирает последней

И все же, несмотря на упаднические настроения, кое-где в Старом Машмете теплится жизнь. Вот бабушки на лавочке семечки лузгают, обсуждают последние новости. Вот мужички в домино стучат, азартно переругиваясь. А вот и кошка пробежала, хвост трубой — значит, не все еще потеряно.

«Я верю, что Старый Машмет еще возродится, — говорит нам на прощание Ольга Сергеевна, местная активистка. — Нужно только, чтобы нами заинтересовались, чтобы молодежь поняла, какой у нас тут потенциал. Вон, парк 50-летия Октября рядом — отличное место для прогулок. А если дома отремонтировать, дворы благоустроить — цены нам не будет. Так что будем надеяться и ждать. Авось, и до нас руки дойдут».

Старый Машмет ждет своего часа

Покидая Старый Машмет, мы уносим с собой смешанные чувства. С одной стороны — грусть и безысходность, с другой — надежду и веру в лучшее будущее. Этот район, словно старый солдат, все еще стоит на страже Воронежа, храня в себе историю и память о былых временах. Да, сейчас он переживает не лучшие времена, но разве можно списывать его со счетов?

Может, пора всем нам — горожанам, властям, застройщикам — обратить свой взор на эти тихие улочки и скромные дворики? Может, стоит приложить усилия, чтобы вернуть Старому Машмету былую славу, превратить его из гадкого утенка в прекрасного лебедя? Ведь за каждым домом, за каждым деревом здесь стоят судьбы людей, их воспоминания, их надежды.
Давайте не будем забывать о таких вот уголках нашего города, ведь именно они делают Воронеж уникальным, неповторимым.

И пусть Старый Машмет пока что напоминает спящую красавицу, ожидающую своего принца, мы верим — его час еще придет. Главное — не пройти мимо, не оставить в беде. Ведь, как поется в старой песне, «жила-была песня, и время пришло, наши лучшие годы домой позвало». Может, и для Старого Машмета время пришло?

 

Василий Сабуров, фото автора

 

Другие материалы:

Ночь, девушка, сосед: как романтическое знакомство обернулось потерей селезёнки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

три × 2 =