Обвалившаяся штукатурка и грибок на стенах. Во что превратилась Орловская психбольница В Курсе Воронеж - последние новости в Воронеже, читайте на сайте В Курсе Воронеж

Обвалившаяся штукатурка и грибок на стенах. Во что превратилась Орловская психбольница — изучаем фотосвидетельства бедственного положения, ищем ответ, куда уходят деньги и кто ответит за разруху

 

В Воронеже в январе 2024 года убили 17-летнюю Ангелину. Девушка приехала учиться в наш город из другого региона, сошлась с наркоманом и погибла от ее рук. По обсуждаемой информации в соцсетях, подросток могла страдать психическим расстройство. Именно таких молодых людей лечат в Орловской психбольнице. А еще там расположены отделения для для женщин и детей, переживших насилие и борющихся с тяжелыми психическими недугами. Мы отправились в больницу и, осмотрев корпуса, ужаснулись: это правда больница? Фасад здания обшарпан, штукатурка отваливается, на стенах видны следы грибка. Родственники пациентов обеспокоены ситуацией.

— Каждый раз, приезжая сюда, сердце разрывается от боли, — рассказала «Вкурсе» Ирина, чья сестра лечится здесь после попытки суицида.

Ольга, мать другой девушки, попавшей сюда после сексуального насилия, отмечает:

— В этих стенах с облупившейся краской ей приходится бороться не только за свой рассудок, но и за элементарное человеческое достоинство.

Персонал старается оказывать помощь в меру своих возможностей, но в таких условиях это весьма непросто. Очевидно, что корпуса больницы нуждаются в срочном ремонте и обновлении материально-технической базы. Условия внутри также оставляют желать лучшего: ветхая мебель, устаревшие оборудование, душевые и санузлы.

Исторический статус зданий и риски

Корпуса Орловской психбольницы, построенные в начале XX века, являются объектами культурного наследия. Сегодня многие из них находятся в полуразрушенном состоянии. Некоторые заброшенные здания привлекают любителей экстрима и фотографов, рискующих своей безопасностью. Открытая территория больницы создает определенные риски — она может привлекать асоциальных личностей и преступников. Исторические здания постепенно разрушаются, что ставит под угрозу не только их сохранность, но и безопасность пациентов и персонала. Ситуация осложняется охранным статусом корпусов, требующим особого подхода к их ремонту и реконструкции.

Региональные власти и Минздрав признают наличие проблем в Орловской психбольнице. Конкретных планов по ремонту отделения для женщин и детей пока не представлено. Год назад Минздрав обещал провести консервацию аварийных корпусов при наличии экономии средств, но эти работы так и не были начаты. Ведомство рассказывает о мерах по организации психолого-психиатрической помощи населению и создании отделения реабилитации с «достойными условиями», но судя по фотографиям из Орловки, эти условия пока далеки от идеальных.

Возникает вопрос: планирует ли Минздрав реально изыскать средства на ремонт проблемных корпусов или ситуация продолжит оставаться на уровне обещаний? Ведь для получения финансирования необходимо подготовить проектную документацию, сформировать заявку, направить ее в соответствующие инстанции для включения в бюджет. Без этих формальностей вопрос с мертвой точки не сдвинется.

Тем временем пациенты продолжают лечиться в весьма непростых условиях. Состояние помещений, мебели и оборудования, по словам близких больных, оставляет желать лучшего. И в этой обстановке вынуждены пребывать люди, чья психика и без того травмирована пережитым насилием и болезнями.

Орловская психбольница — это не только медучреждение, но и индикатор нашего отношения к людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. То, в каких условиях они получают лечение и поддержку, свидетельствует об уровне цивилизованности и гуманности нашего общества. Очевидно, что ситуация требует перемен. Необходимо разработать четкий план действий по ремонту и реконструкции корпусов, изыскать необходимое финансирование, обеспечить достойные условия лечения и пребывания пациентов. Важно, чтобы этот процесс проходил максимально открыто, с привлечением общественного контроля. Возможно, стоит рассмотреть варианты привлечения спонсорской помощи, организации благотворительных акций, волонтерского движения. Ведь улучшение условий в психиатрических клиниках — это наша общая задача и ответственность.

Куда уходят деньги

«В курсе Воронеж» изучило список закупок за последние полгода Воронежского областного клинического психоневрологического диспансера, на балансе которого находится медучреждение, выявило явный дисбаланс в распределении финансовых средств. Основные статьи расходов диспансера включают закупку медикаментов и медицинских изделий, продуктов питания, оплату хозяйственных нужд и услуг. При этом на ремонт и благоустройство корпусов и территории Орловской психбольницы средства не выделяются, что привело к запустению и разрухе объекта. Закупки диспансера можно разделить на несколько внушительных направлений:

1. Медикаменты и медицинские изделия. Это главная статья расходов учреждения. Например, закупка лекарственного препарата гепарин натрия на сумму 27 458 093,25 рублей — самая крупная из всех.

2. Продукты питания. Здесь суммы скромнее, но тоже значительные. Так, закупка на поставку молока обойдется в 399 997,88 рублей.

3. Хозяйственные нужды. В этом сегменте преобладают небольшие закупки. Самая маленькая из них — на поставку расходных материалов для котельной всего на 16 810,24 рублей.

4. Услуги. Здесь можно отметить закупку на оказание услуг ОСАГО на сумму 209 059,82 рублей.

Сложившаяся ситуация ставит под вопрос эффективность работы регионального Минздрава, который, судя по всему, игнорирует проблему бедственного положения Орловской психбольницы. Между тем, в медучреждении функционирует более 10 отделений, в том числе оказывающих помощь участникам специальной военной операции и детям, пережившим насилие. Очевидно, что для обеспечения качественной медицинской помощи этим категориям пациентов необходимо привести больницу в надлежащее состояние.

Тротуар или дорога — денег нет на благоустройство

Пациенты Орловской психбольницы, как и любые другие люди, имеют право на достойные условия жизни и качественную медицинскую помощь. И наш долг — сделать все возможное, чтобы обеспечить реализацию этого права. Ведь за каждым случаем стоит конкретный человек, чья судьба и благополучие во многом зависят от нашей поддержки и неравнодушия.

 

Марина Сабурова, Алла Серебрякова

 

Другие материалы:

Apple готовит революцию в дизайне iPhone: новые модели станут тоньше, но дороже

«Была депрессия, а потом…»: Как выживают подростки с тяжелым поведением без специальных программ реабилитации

Минздрав ответил на обвинения в бездействии по ремонту психбольницы в Орловке

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

13 + пять =