Воронежский рынок «Труд» переселят в «заброшки». А он еще «жив»?

Здесь одеваются от сотрудников администрации города и прокуроров до «обыкновенных» отдыхающих на Гоа. С чем связано забвение элитного и популярного рынка нулевых? Корреспондентка «В курсе» узнала, что Центрального вещевого рынка больше не существует. Так что же осталось?

 

Воскресный день. Стадион «Труд», Студенческая, 17. На первый взгляд, выглядит мрачновато. Да и на второй тоже. К тому же погода «подсобила». Холодно, слякотно и дождливо. Захожу в рынок с улицы Студенческая.

Тоскливо-сырую тишину разбавляет музыка из колонки, висящей у «джинсового» павильона. Рыжий кот аки гепард, гонится за сиамским беднягой. Пытаюсь их остановить, ну жалко же. Так они, заразы, перепрыгивают руку и скрываются за углом. Ну и ладно.  Продолжаю разглядывать витрины. Удивляюсь тому, что это павильоны — мне  представлялись палатки на улице.

— Девушка, заходите-заходите к нам, — приветливо зовет меня в свой «магазинчик» продавщица.

Как тут откажешь? Осмотревшись внутри, примеряю понравившийся шерстяной свитер. Теплый-теплый. Цена хорошая — около трех тысяч рублей. От женщины я узнаю об общем настроении продавцов. Многие предприниматели не видят смысла здесь работать, так как особой выгоды они не получают.

После внезапной примерки начинаю фотографировать рыночные  «просторы». Сразу и не разберешься, какой павильон работает,  а какой нет.

— Простите, а что вы тут делаете? — любезно спрашивает женщина.

— Я журналист. Пишу о рынках, — отвечаю ей.

— О, вы нам и нужны! Лена, Лена, иди сюда! Девушка напишет про рынок, — начинает созывать коллег общительная продавщица, — Торговые центры — это выкачка денег. Мы хоть и «вымираем», но качество наших товаров всегда было и есть на уровне. Так, девчата, ну где вы? Чего не идете? Ну, Валя! — оживленно продолжает она.

Услышав коллегу, из своего павильона выходит одетая со вкусом шестидесятилетняя Валентина ДЬЧКОВА. Она работает здесь с основания рынка, больше 25 лет.

— Наша администрация не хочет вкладывать деньги в рекламу и развитие рынка! Поскольку сейчас идет реконструкция стадиона, нам говорят переезжать в заброшенные павильоны. Столько денег придется вложить! В них даже розеток не осталось. Нам всю грязь придется отмывать, переоборудовать, покупателей нужно будет предупреждать, — рассказывает тактичная Валентина Николаевна.

— Турецкое качество, прекрасное исполнение, — описывает свою одежду Валентина ДЬЧКОВА.

В начале 2000-х этот рынок был самым крупным и элитным, на территории стадиона находилось свыше ста павильонов. Сейчас осталась одна треть. Цены здесь «кусачие», но качество, по мнению продавцов, того стоит. Я не могу сказать, что куртка, стоящая больше двадцати тысяч рублей, или платье-жакет за семь тысяч рублей по карману рядовому работнику или каждому студенту. Но продавцы с «Труда» уверяют, что на данный момент существуют только за счет постоянных клиентов, которые ходят к ним не первый год.

Три неравнодушных продавца собираются вокруг меня и просят лишь об одном, чтобы хоть кто-то о них напомнил.

— Нам нужна защита! Мы любим это место. Хоть новых клиентов не прибавляется, но наши-то, постоянные приходят. Я недавно ходила в парикмахерскую, и там у меня спросили. Алл, а где ты сейчас работаешь? Ну я им и ответила, как есть. Так они в таком удивлении были, мол, ваш же рынок уже не существует, —  вспоминая, говорит та самая активистка — Алла САПРЫКИНА.

Все, чем заведуют сегодняшние продавцы с Центрального вещевого рынка — это счетами за электричество, арендной платой, налогами, а с недавних пор еще и новой «головной болью» в виде переезда в «нулевые» помещения. Кстати, в среднем, арендная плата земли здесь стоит около 20 тысяч рублей.

Предприниматели боятся того, что у стадиона могут снести все павильоны. По их мнению, администрация собирается убрать не только пустые постройки, а еще и те, в которых сейчас торгуют сами работники. В свое время продавцы выкупали их за 300 тысяч рублей и, можно сказать, самостоятельно отделывали пластиком внутри. Поставили обогреватели и кондиционеры. Павильоны же не отапливаются зимой, а летом, наоборот, в них душно и жарко находиться. Администрация сказала, что при желании  продавцы могут «отрезать» и забрать свои выкупленные когда-то павильоны. Потому что земля, на которой стоит их собственность — муниципальная.

— А если нас здесь закроют, то куда же товары будем девать? Конечно, если всю жизнь проработали на рынке, то пойдем на другой. Как жить на одну пенсию? Да и не хочется в 50-60 лет уходить отсюда в торговые центры и каждый месяц по 300 тысяч рублей какому-то дяде отдавать, — рассуждает с коллегами Алла.

— Рынки есть везде, в любой стране! Они всегда были и будут, — говорит третья женщина, укрывшись капюшоном от ветра.

Становится холоднее, все начинают расходиться. 51-летняя Алла САПРЫКИНА предлагает зайти в свой павильон. Стильное и уютное помещение радует глаз. Красиво обставленный декор, и одежда притягивают внимание.

— Я рынок «Труд» обожаю. Он для меня, как дом родной. Я всегда к народу отношусь с доброй душой, хамить не могу, люблю людей. 12 лет продавала мужской товар на улице, затем перебралась в павильоны, — оживленно рассказывает продавщица. — Деньги у людей есть, но почему-то они их зажимают. Возможно, это связано с тем, что у них появились другие ценности. Те же цены на еду выросли, у кого-то кредиты, лечение, учеба, дети и внуки, которым хочется помочь, — предполагает Алла САПРЫКИНА.

Возвращаюсь в начало рынка.  Местные продавцы порекомендовали поговорить со Светланой ДОМНИКОВОЙ (имя изменено). Так вот, у кого музыка играет.

— Конечно, рынкам сейчас плохо. Я даже не знаю, кто вам даст иной ответ! Около 15 лет здесь работаю.Три года назад начался спад торговли, это связано напрямую с ситуацией в стране. Нет денег у народа на покупки, — комментирует джинсовый ас.

Светлана задумывалась над тем, чтобы перебраться в какой-нибудь торговый центр, но для этого, по ее расчетам, нужно будет два миллиона рублей. Там ведь «схема» такая: сначала необходимо заплатить за два месяца вперед, сделать ремонт за свой счет, затем купить оборудование и товар в большом количестве.

Перехожу в другой край павильонов, к центральному входу на стадион “Труд”. Покупатели и здесь, считай, роскошь. Практически никого нет. Четыре-пять человек попеременно заходят в различные павильоны. Идет женщина вместе с сыном, кажется, им сегодня не очень интересны покупки, но я все же пытаюсь заговорить.

— Здесь у меня есть буквально два любимых места, только в них тут и хожу. Считаю, что рынок «вымирает». Начинала ходить сюда еще давным-давно. Десять лет назад здесь было как-то интереснее, да и активнее. А сейчас предпочитаю торговые центры. Не сказать, что по цене где-то лучше, но мне как-то там комфортнее, — рассказывает парикмахер  Людмила НЕГАШЕВА.

Осев в «мире» сумок, молодая женщина выглядывает из своего павильона.

— Я уже десять лет на рынке. Бывает, есть торговля, бывает наоборот, в основном она идет благодаря постоянным клиентам. Продажи зависят от многого, например, от погоды. Холодно стало, побежали все одеваться. Люди, которые постарше, очень переживают по поводу сноса павильонов. Я как-то спокойно к этому отношусь. Сегодня стою здесь, а завтра в какой-нибудь магазин пойду работать. Опять же сейчас многие продают товар через социальные сети, заводят аккаунты, создают группы. По крайней мере, современное поколение делает так. Буду из дома торговать, — делится планом «Б» Ирина КОЧЕТКОВА (фамилия изменена).

Озадаченная женщина торопливо переходит из одного павильона в другой.

— Иду сегодня мимо рынка, дай зайду. Мне как раз нужна была шапка, подумала, что здесь можно что-то найти. Считаю, что тут неоправданно высокие цены. Когда не было торговых центров, я, естественно, периодически посещала рынки. Сейчас часто заказываю одежду в интернете, это как-то экономнее во всех смыслах, — комментирует инженер, Галина КОНДРАТЬЕВА.

Найти директора рынка оказалось не так-то просто. Его номера телефона у местных предпринимателей не оказалось, на рабочем месте его нет (потому что выходной). Но все же в другой день мне удалось с ним поговорить.

Оказывается, уже три года рынка, как такого, действительно не существует. Городская администрация потребовала сделать по собственному проекту павильоны, каждый из которых стоил бы 200-300 тысяч рублей. Посовещавшись, администрация стадиона все же решила отказаться от рынка вовсе. Затем какое-то время была ярмарка, которая также не увенчалась успехом. На данный момент продавцы просто арендуют  землю у директора спортивного клуба.

— Мы не просто хотим убрать павильоны, а расставить все так, чтобы было удобно и покупателям, и нам. И овцы целы, и волки сыты, как говорится. Понимаете, те павильоны, которые функционируют, выглядят опрятно, например, у них  покрашены порожки. А рядом стоят заброшенные, обшарпанные, зачем они мне нужны? Мы стремимся к оптимизации. Пока что никто ничего не сносит, собираются  убрать только лишние павильоны, так как они занимают много места, — говорит бывший директор рынка Виктор ПЕТРЕНКО.

Администрация стадиона хочет перевести продавцов в старые павильоны, уверяя в том, что заброшенные здания находятся в таком же хорошем состоянии, как и «обжитые». Хотя предприниматели твердят об обратном.

— Здесь никто никого не ущемляет. В договоре у продавцов все четко прописано. Если будет реконструкция стадиона, то они просто будут обязаны освободить участок, — переходит на формальности Виктор Григорьевич.

Он считает, что один полноценный и постоянно работающий торговый ряд приведет к увеличению продаж.

— Если я зайду сюда, когда половина павильонов будет работать, а другая нет, то сюда приходить больше не захочу. Лучше в магазин схожу, — размышляя, говорит бывший директор рынка.

Виктория Ненашева, фото автора