Остужевская ярмарка «не жирует». Почему вьетнамцы стали монополистами?

На рынке изобилие нарядов, обуви и аксессуаров «сплавляется» покупателям оптом и рознично. Здесь запах обескураживает, а цена не поражает. О том, как сработались россияне и азиаты на месте купли-продажи расскажет корреспондент «Вкурсе».

 

Суббота, обед. Остужева, 47/1. Автобус с маршрутным номером 42 стремительно подъезжает к главному входу. Двери открываются перед женщиной, торгующей свежей рыбой и в снег, и в дождь, как говорится. Пассажиры активно выходят из автобуса и направляются к рынку. Я решаю начать свое «путешествие» с павильонов в ярмарочном комплексе. Тут же автоматические двери распахиваются перед «носом» и я попадаю в «мир» вьетнамского изготовителя. В глаза тут же «бросается» светомузыка и броские детские игрушки.

Как много людей, думается мне. Действительно, это достаточно оживленное место в сравнении с тем же Кольцовским и Юго-западным рынком. Но рано делать выводы, так как основная масса — это продавцы! В одном павильоне сидят два и более предпринимателей. Насколько я правильно поняла, азиаты, которые практически не владеют русским языком нанимают местных продавцами. Вьетнамец, как «хозяин» товара, а другой, как «переводчик» для покупателя.

Часто вижу, что вьетнамки сидят на работе вместе со своими детьми, а могут и вообще всей семьей. Мальчик, которому на вид лет шесть, ожидает своих родителей на раскладушке в окружении рыночного «добра». Кто-то из соседнего павильона зовет его и он радостно бежит туда, тряся пухлыми щеками. Это вызывает искреннюю улыбку у коллег родителей. Да и что там говорить, меня тоже «улыбнуло».

Владелица половины павильона Инна БЕРЕЗИНА (имя и фамилия изменены) рассказывает:

— Да какие нам торговые центры? Тут внутри нашего-то рынка бешеная конкуренция.

Везде товары практически одинаковые, ну, плюс-минус по цене отличаются. А аренда целой «точки» стоит 160 000 рублей, что достаточно солидная сумма.

Нескончаемый галдеж в каждом углу здания начинает давить. От запаха вьетнамской «фирмЫ» и духоты кружится голова и хочется уже выйти на воздух. У «прилавка» с нижним бельем женщина находит модель своего размера. Продавец любезно предлагает свернуть за угол, чтобы та примерила белье.

— Сюда иди, сюда, — показывает, плохо говорящий на русском языке, мужчина.

— А ты вернешься оттуда вообще? — глумится над подругой покупательница.

Та самая шутница — молодая женщина с пакетами в руках. Она решила сходить на рынок за компанию с приятельницей, которую попеременно поторапливает, потому что «ну сколько уже можно, а?».

— На этот рынок могу прийти один раз в полгода, не чаще. Сейчас сюда пришла из-за подруги. Мне кажется, что качество на Остужевском рынке «хромает», да хоть и одежды много, но вся она какая-то одинаковая. У меня есть подруга на Юго-западном рынке, вот у нее могу спокойно купить хорошую одежду. Кстати, люблю торговаться, я из тех, кто будет добиваться снижения цены до последнего! Чаще всего продавцы уступают. Я работаю, поэтому все же удобнее и быстрее сходить в торговый центр, нежели ехать сюда, — рассказывает о предпочтениях Кристина ЧЕРНИКОВА.

Для меня стало удивительным то, что во многих павильонах стоят камеры и мониторы с так называемым «прямым эфиром». Из разговоров с продавцами выясняю, что здесь «еще как воруют». Не думала, что могут «тащить» в таких объемах. Нельзя не отметить, что этот рынок оживленнее Кольцовского и Юго-западного. Кстати, чаще всего сюда ходят парами или целыми семьями. Вот такое наблюдение.

Уж больно интересным стал вьетнамский ассортимент. Решаю попробовать «заморского» и покупаю упаковку конфет за 150 рублей (Спойлер: конфеты на любителя, от некоторых вкусов, откровенно говоря, тошнит). Поторговаться не получается, азиатка непреклонна.

Задумчивая продавщица сидит в окружении головных уборов. Пожелав остаться неизвестной, она делится мыслями:

— Сейчас везде переизбыток всего, будь это магазин или рынок.

Раньше, когда не было товара — люди «хватали» все, что попадалось. Никогда не угадаешь, когда будет больше клиентов, а когда меньше. К тому же покупатели есть разные, кто-то вежливый, спасибо сказать не забудет, а кто-то развернется и слова не скажет. Наконец-то, поднимаюсь на второй этаж. Обилие шуб, пальто, дубленок «приветствует» у лестницы. Кажется, стало легче дышать. На мой взгляд, здесь намного меньше торговых «точек», чем на первом этаже. Платья, платья, платья, сплошной «лоск-шик», я вам скажу.

Подхожу к свадебным платьям, рассматриваю и делаю фото.

Продавщица, сидящая с коллегами вдали от павильона у окна, начинает демонстративно говорить:

— У нас здесь не фотографируют, если че! У нас здесь глазами смотрят!

— А, ну раз глазами… Как жаль, как жаль, а так хотелось «оттяпать» фасон и пошить платье на свою свадьбу по «дешевке» у знакомой портнихи, — с такой ироничной мыслью я отошла от блюстительницы подальше.

Слышу объявление от администратора, и радуют честные люди:

— Внимание, девушка, которая примеряла куртку в 256 павильоне, забыла косметику.

Нескончаемая бижутерия рынка «режет» глаза. Но таков «закон» оптового бизнеса.

Мама и дочь посматривают по витринам и обсуждают, где качество лучше. И где же?

Задаюсь таким вопросом и подхожу.

— Если сравнивать количество походов по рынкам и магазинам, то это будет один к пяти. Магазины удобнее что ли. Но качественный ассортимент есть и, например, на рынке на стадионе «Труд», а еще в начальных рядах Юго-западного, — делится наблюдениями тендерный специалист Алина ШЕВЕЛЕВА.

Поговорить с неуловимым директором рынка удалось лишь по телефону:

— Ну что тут сказать, рынок сейчас «не жирует». Одному Богу известно, сколько он еще просуществует. Продавцы пока «тянут» продажами. А как им еще? С работ поувольняли, посокращали, так они и перебрались к нам. Надо же как-то на жизнь, на «хлебушек» зарабатывать, — комментирует Александр ЗВЕРЕВ.

Из «очага» оптово-розничной торговли я выхожу на уличный рынок. Не могу сказать, что здесь есть что-то удивительное в плане одежды и цен на нее. Обычный рынок.

Интересен он может быть лишь своим необъемлемым количеством. Возможно, я неправа. Дождавшись автобуса, покупатели и продавцы после рабочего дня «вливаются» в автобус и заполняют его собой до «отказа».

 

Виктория Ненашева, фото автора