Посвящение маме

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.

Посвящение маме. Романов Владимир Владимирович

 

Мама, солнечно улыбаясь, глядит на меня с настенной фотографии. В 2010 году ее не стало. Мама любила меня безмерно, до полного самопожертвования, так могла любить только она.

Она навсегда осталась в моей памяти красивой и необыкновенно одаренной женщиной. С кем бы ей ни приходилось общаться ( научными работниками, людьми искусства, медиками и т.д. ), все единодушно принимали ее за свою. Врачом или педагогом она не стала, как того хотела в молодости, а посвятила жизнь горячо любимому мужу — моему отцу.

Сначала помогала продвигаться его научной карьере, а потом, когда папа тяжело заболел, подняла на ноги великое множество квалифицированных медиков, настойчиво лечила, ухаживала сутками напролет и практически не отходила от постели больного. Спала рядом, на раскладушке.
Поражала всех окружающих оптимизмом и стойкостью, никогда не жаловалась, не отчаивалась, никого не напрягала.
У нее всегда было «все хорошо» или «все нормально». Мы с женой, конечно же, помогали, но наибольшая нагрузка все-таки ложилась на мамины плечи.

Мама была глубоко верующим, духовно сильным и несгибаемым человеком.
Отца в последние годы жизни почти полностью парализовало, и ей приходилось особенно тяжело. Я думаю, что именно Любовь и Вера придавали этой хрупкой женщине духовную мощь и физические силы, помогая спокойно и упрямо нести свой тяжкий жизненный крест.

Оглядываясь назад, все больше и больше осознаю, каким необыкновенным человеком была моя добрая, любящая, милосердная мама и сколько невольных огорчений и страданий доставлял я ей даже в период своего далекого детства — по причине собственной безответственности и глупости.
Хочу привести две давнишние истории, о которых мама не могла спокойно вспоминать до самой своей кончины.

ЭПИЗОД ИЗ ДЕТСТВА.  «НЕВЕСЕЛОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ»

С берегов Волхова наша семья перебралась в небольшой подмосковный город Мытищи, по новому месту работы отца. Когда мне стукнуло девять лет, я и двое моих друзей-одногодков решили втайне совершить небольшой поход — до огромного и красивого Водохранилища, находившегося на отдалении нескольких километров.

В те времена от нашей железнодорожной станции до Водохранилища четыре раза в сутки по одноколейному пути ходила электричка. Мы решили — утром выедем, доберемся до места назначения, погуляем немного и быстренько вернемся обратно. Доехали благополучно.
Однако на намеченную обратную электричку наша маленькая компания бездарно опоздала. Следующий дневной поезд почему-то отменили, а ждать вечернего казалось нереальным. На обшарпанном полустанке было зловеще-пусто, мы ощутили нарастающее беспокойство.
Тут один из моих друзей припомнил, что где-то рядом должна находиться автобусная остановка. И мы нашли ее, но в итоге сели совсем на другой автобус, который повез нас в противоположную сторону — незнамо куда.
Проехав пару остановок, осознали это и в панике сошли. Обратного автобуса все не было и не было. Тревожно шумел дремучий, безлюдный лес. Вечерело.

Тогда трое перепуганных девятилетних балбесов решили вернуться домой пешком. Не буду подробно описывать кошмар, который был далее. Мы заблудились в ужасном, мрачном, пустынном лесу, причем заблудились основательно, потеряв ориентацию. Плутали долго, кричали громко — никто не отзывался. А между тем, настал поздний вечер, а затем и ночь.
Мы забрели в какое-то поганое, болотистое место ( до сих пор помню его, мурашки по коже ). Потом, по пояс в воде, перешли вброд грязную, протухшую речушку и выбрались на обрывистый, глинистый берег. Отдохнули и двинули дальше.
Короче, часа в три ночи, перепуганные, вымотанные, мокрые и грязные, мы добрались-таки до родного дома. Нас уже искала милиция. Моих друзей в ту ночь чуть ли не до полусмерти избили их родители, почти потерявшие рассудок.

Меня никто не тронул. У мамы случилась страшная истерика — она вцепилась в меня и долго целовала, рыдая. А потом ей стало очень плохо и отец вызвал скорую помощь.
Когда полегчало, она опять плакала и ласково гладила дурную голову своего глупого, непутевого сына. Было безмерно жаль ее, до слез. Ныло мое глупое сердце, страдала душа. Именно в те дни я впервые явственно ощутил, что нас с мамой крепко связывает между собой единое энергетическое поле, на каком бы расстоянии друг от друга мы ни находились.

ЭПИЗОД ИЗ ДЕТСТВА.  «СЛУЧАЙ С ПИРОЖКАМИ»

Спустя год после описанных выше событий произошел совершенно нелепый случай. Как-то в выходные мы с мамой поехали к бабушке в деревню, везли продукты.
Добираться до места назначения надо было около двух часов, с Павелецкого вокзала. Подобное путешествие мы совершали уже не в первый раз, на вокзал прибыли заранее, без суеты и спешки. К тому времени я представлял из себя довольно крепкого, здравомыслящего и, как мне казалось, вполне самостоятельного парнишку. Сели в электричку минут за сорок пять до отправления. И я уговорил маму, что быстренько сбегаю к центральному входу и куплю горячих пирожков, которые продавались с лотка. Это было совсем недалеко, и мама, в конце-концов, согласилась.

Прибежал я к «пирожковой точке», а продавщица куда-то отлучилась, у лотка толпился народ. Ничего, думаю, подожду, время есть. Мне в спешке ошибочно показалось, что ожидание было долгим, поэтому к поезду я возвращался бегом, впопыхах перепутал платформы и , как следствие, запрыгнул совсем в другую электричку, которая тут же тронулась.
Понял, что натворил, но было поздно — поезд набирал ход. Вылез на следующей станции ( Москва-сортировочная ). До отхода электрички, где должна была находиться моя мама, оставалось минут двадцать. Успею !  И рванул по шпалам обратно, к Павелецкому вокзалу — с пирожками в руках. И самое главное — успел !!. В последнюю минуту запрыгнул в первый вагон нужного поезда, не подумав в горячке, что мама, конечно же, с него сошла и наверняка ждет в меня где-нибудь около хвостовых вагонов, у входа на платформу.

Когда электричка, в которую я успел заскочить, тронулась, а я так и не появился, мама в панике «прошерстила» весь вокзал, приобщив к поискам милицию, работников вокзала и просто сочувствующих граждан. Кроме того, дала объявление о моей пропаже по громкой связи вокзала.

Ничего этого я не знал, шагая по вагонам с пирожками в руках и судорожно вглядываясь в лица пассажиров. Дважды обошел все вагоны, от первого до последнего, и — все понял. Поезд к тому времени отъехал от Москвы на несколько остановок.

Что делать дальше — я знал четко, так как мама инструктировала меня относительно подобных возможных ситуаций. Постучавшись в кабину машиниста, кратко изложил ему в чем дело и попросил немедленно сообщить на Павелецкий вокзал о моем местонахождении.

Помощник машиниста тут-же связался по рации с электричкой, следующей в сторону Москвы. И на следующем полустанке меня уже встречал предупрежденный по радиосвязи милиционер, который помог пересесть в кабину машиниста нужного поезда. Веселый машинист ( » Ну парень, ты и путешественник !! » ) передал информацию на вокзал, а там сразу же объявили по громкой связи — » Галина Георгиевна Романова, ваш сын Володя прибудет в такое-то время к такой-то платформе, в головном вагоне».

Надо ли говорить, в каком состоянии была мама, когда, наконец, увидела меня, выходящего из кабины машиниста — с пирожками в руках. Она тогда целый день — то счастливо смеялась, то плакала, и никак не могла насмотреться на меня. Боже, сколько же ей пришлось пережить и передумать, пока я «путешествовал»…Выражение «сходить за пирожками» со временем обрело в нашей семье вполне конкретный, скрытый смысл.

Я привел лишь два «детских» жизненных эпизода из череды множества других событий , куда более неприятных, выпавших на мою долю в последующие годы. Но неземная любовь мамы и ее горячие молитвы всегда спасали меня.

СМЕРТЬ И ПОХОРОНЫ МАМЫ

Хорошо помню тот роковой день, когда скорая все никак не могла доехать до маминого дома, в то время как я безнадежно пытался оживить ее сухонькое, безжизненное тело, не переставая делать искусственный массаж сердца, чередующийся с дыханием рот в рот. Но она почему-то не подавала признаков жизни и продолжала медленно остывать.

Когда скорая приехала, врач очень быстро, как мне показалось, констатировал факт смерти и буднично всучил полагающуюся справку.

» Пожалуйста, не уходите, посмотрите еще раз, повнимательнее, она же жива !!! Сделайте укол, хоть что-нибудь сделайте !!! » — исступленно кричал я, рассовывая деньги по карманам белых халатов медицинских работников.

Они смущенно отводили глаза, заспешили тотчас, денег не взяли и уехали, оставив в пустынной квартире меня и маму, которой уже не было. Я сидел на полу, изо всех сил стиснув зубы, чтобы никто не слышал, как протяжно-надрывно, по-собачьи воет раненая душа немолодого, одинокого человека.

Мама ушла потому, что не смогла жить без отца, перед смертью она сказала мне об этом. Они прожили вместе 61 год и стали, как одно целое, хотя были совсем разными людьми. Она пережила папу лишь на три месяца. Ее не стало накануне праздника Успения Богородицы, и я уверен, что это неспроста. Отпевали маму, как она и хотела, в ее любимом Духовском Храме, что на Даниловском кладбище. Она лежала в гробу красивая, невероятно молодая и одухотворенная, излучающая какое-то едва заметное, успокаивающее свечение. От нее невозможно было отвести глаз. Священник, отец Анатолий, проникновенно читал заупокойные молитвы, глядя на светлый и умиротворенный облик усопшей.
Он потом сказал мне — «Матушка Ваша выглядела почти, как святая». А она и была святой, Великомученицей.

В течение службы я, не отрываясь, смотрел на маму, и мне показалось, что она несколько раз шевельнулась. В глубине души все-таки надеялся, что вот-вот откроются ее глаза.
Во время прощания я поцеловал маму в губы, но чуда не произошло. Гроб закрыли крышкой и она ушла навсегда.

Похоронили маму недалеко от Храма, рядом с любимым мужем, как она и хотела.

Когда гроб опускали в могилу, то откуда-то свыше, из бездонного поднебесья послышался нежный, серебряный перезвон — это пели прощальную песнь колокола Храма.

ЭПИЛОГ

Я абсолютно уверен, что мама, пока была жива, являлась моим земным ангелом-хранителем, а теперь она — ангел небесный. Все время ощущаю, как из бесконечных глубин Космоса кто-то любящий постоянно наблюдает за мной, помогает и оберегает. И точно знаю, что это — мама. Я часто обращаюсь к ней мысленно и вслух, а иногда мы разговариваем во сне — увлеченно и радостно, как прежде.

Январь 2017 года.

На фотографии — мои мама и папа.