«Прямым линиям» с президентом прочат закат

Разве кому-то еще нужно что-то показывать и доказывать?

 

«Прямые линии», послания Федеральному Собранию – к чему все эти формальности? Второе еще худо-бедно можно вменить в обязанность руководителю государства, даже в Конституции про это что-то есть. А вот первое относится к такому формату мероприятий, которое проводится исключительно по воле первого лица. Сейчас вот у россиян – отпуска, у Президента – напряженный график, а потому общение с народом можно отложить до начала нового политического сезона нашего бесконечного политического сериала.

Если уж на то пошло, на текущий момент нет понимания, стоит ли вообще заниматься подобной профанацией. Основная цель «прямых линий» – показать Путина всеведущим и глубоко погруженным в любые вопросы внутренней и внешней политики. Но разве кому-то еще нужно что-то показывать и доказывать? Ведь, судя по социологии, рейтинг главы государства застыл где-то на отметке ≈ 80 %. Уж респонденты, которые позволяют фиксировать такой уровень поддержки, отвечая на соответствующие вопросы, точно знают, что погруженность первого лица в любые материалы «всеобъемлюща». Собственно, они же и являются главными зрителями «линий».

Тем не менее, имеем то, что имеем. Если «прямые линии» проводятся, значит – это кому-нибудь нужно. Но кому? «Условный» народ вряд ли рассматривает эти действа в качестве эффективного средства коммуникации с властью. Фокус-группы, как правило, показывают, что большинство разделяет установку: «наше мнение никому не интересно». Существуя в такой парадигме, было бы странным надеяться, что прозвон в прямой эфир, пусть даже и с Президентом, кардинально повлияет на жизнь. Хотя, безусловно, в общей массе есть и те, кто на полном серьезе в разных инстанциях в случаях недовольства чем-либо угрожают «позвонить Путину». Но в целом, плебс ни по каким канонам не входит в то, что Карл Шмитт называл «предпространством власти», которое составляют министры, послы, духовники, личные врачи, адъютанты, секретари и секретарши, камердинеры, любовницы etc. – все те, кто имеют реальный, а не номинальный «доступ к уху» властителя. «Безусловный» правитель, кстати, тоже вряд ли нуждается в общении в форме «прямых линий». По идее, все всё понимают: что мероприятие постановочное, что вопросы тщательно отобраны, что пользы от него примерно как от попыток решетом носить воду. Тем не менее, отказываться от него не собираются.

Таким образом, «прямая линия» – это вещь довольно противоречивая и непонятно для чего существующая. Но, как известно, нравится, не нравится – надо исполнять. А потому, рано или поздно, мы вновь увидим на главных федеральных каналах трансляцию ответов на «животрепещущие» вопросы о том, не собирается ли Россия вернуть себе Аляску. Вновь услышим чью-нибудь просьбу, чтобы руководитель государства уговорил какого-нибудь мужа несчастной женщины купить ей собаку. Вновь будем искать тайные смыслы в советах перечитать сказку о «Колобке». В общем, поскорее бы уже начался этот новый «политический сезон», чтобы, наконец, провести «прямую линию» и обсудить все «самое важное».

 

Источник: телеграм-канал «Кремлевский безбашенник«,

фото: kremlin.ru

Читать далее

Власти через три года столкнутся с жутким дефицитом школ: устроить ребенка в учебное заведение станет непростой задачей

Все больше учеников занимаются во 2-ю и даже в 3-ю смену.