Личное — это когда лезут в постель губернатора и смотрят, кто там лежит. Почему новости о перенесенной болезни Александра Гусева не нарушают его границ

В правительстве болезненно восприняли публикации о ковиде у главы региона. 

 

Политолог Дмитрий Нечаев назвал публикации в медиа и телеграме о заболевании губернатором коронавирусом его дискредитацией. Господин Нечаев достаточно часто и точно описывает политические процессы в регионе. Но про трактовку новостей о болезни Александра Гусева как негативное влияние на его имидж (рейтинг) можно подискутировать.

Первое и самое главное — глава региона — публичная личность. Если он заболел, то новости об этом интересны людям. Тем более коронавирусом. Нет здесь ничего личного. Личное — когда журналисты лезут в постель губернатора и смотрят, кто рядом с ним лежит. Или изучают его медкарту в поликлинике.

Второе — многие губернаторы переносили COVID. Да, не так тяжело, как господин Гусев, но все равно болели.

Третье — даже если глава региона был на ИВЛ, а потом смог самостоятельно дышать — не повод прятать эту информацию и бояться ее публикации. Да, был на ИВЛ, да, смог выздороветь, да, помогли врачи, пусть и в Москве. Конечно, на этой теме легко поиграть, дескать, воронежцы лечатся в Воронеже, а губернатор — в столице. Но лучше открыто сказать, как есть, чтобы избежать различных пересудов. Тем более что новости об этом разлетелись на всю областную больницу, а оттуда — по родственникам врачей и пациентов.

Так что в новостях о болезни Александра Гусева нет ничего личного (!), так и ничего дискредитирующего. Другой вопрос — что кто-то подумал, что материалы о болезни губернатора негативно влияют на его имидж. Нет, это не так.

Болел — выздоровел. Всё!

 

Алла Серебрякова