Депутат Госдумы о телеграме, что делать с зарплатами муниципальных служащих и опасно ли сегодня работать чиновником. 

 

О медиа и конфликтах

Андрей Павлович, в Телеграме и медиа против Вас настоящая информационная война. Не хотели за клевету подать в суд или полицию?

Войной это не назовёшь, конечно. Как говорил герой Пуговкина: «Бац-бац, и мимо!». Воронеж очень маленький город, если оценивать политическую и околополитическую среду. Суд, полиция? Да, некоторые исполнители перешли границы, но так далеко и не только по мне, что сами себя испугались, спрятались за анонимность. Всем нормальным людям всё и так очевидно.

Андрей Марков управляет политическими медиа и Телеграм-каналами, придумывает интриги, разрабатывает сюжеты. Как Вы думаете, кому выгодно, чтобы в Воронеже политики, депутаты, силовики и бизнес так думали? Или не думали?

Все рассуждения на тему, кому это выгодно – пустое. Но и здесь хочу привести цитату, уже не шутливую, из Достоевского о старшем Карамазове, который сам признаётся в подлости к человеку: «он, правда, мне ничего не сделал, но зато я сделал ему одну бессовестнейшую пакость, и только что сделал, тотчас же за то и возненавидел его». Все просто, правда?

А Вы как депутат Госдумы хотели бы действительно владеть интернет-ресурсом или пабликом в Телеграм-канале? Или сегодня достаточно иметь аккаунты в соцсетях и с их помощью озвучивать свою позицию, мнение?

Сайт, где подробно отражается моя работа, есть. Если честно, то пару раз почти нажал кнопку «ок», чтобы открыть собственный канал. Но что-то меня останавливает. Не могу для себя ответить, чего от него больше в условиях воронежского околополитического Телеграма: пользы для работы или это отвлечение на негодный объект, как говорят оперативники. Так что пока думаю. А чтобы озвучивать свою позицию и мнение, нужна не собственная газета, паблик, аккаунт в соцсетях и так далее. Прежде всего, нужно иметь эту собственную позицию.

Если уж мы разговорились про медиа, Вы сейчас что чаще читаете — сайты с информацией или Телеграм-каналы и соцсети?

Все читаю, в информации ведь главное не то, где она опубликована, а что она из себя представляет.

Воронежский бизнесмен Евгений Хамин выделил группу особых СМИ и четвертый месяц рассказывает читателям, как они по чьему-то заказу публикуют о нем негатив. Вслед за медиа предприниматель дает негативные характеристики некоторым депутатам и чиновникам. Например, про Людмилу Подшивалову, бывшего главного архитектора Воронежа, он сказал, что она занимается «сексом» на работе, не подписывая ему нужный документ. Такая дискуссия — она несет позитив или конфликты все же лучше решать в частном порядке, не подсвечивая их перед публикой?

Во-первых, настоящие журналисты у нас есть. И их большинство. Просто, как в той поговорке о дураках, подлецы у нас лучше расставлены. Или как в многоэтажке. Один гадит в лифте, да еще и пальцем на другого показывает, а дышать этим вынуждены все. Во-вторых, сегодняшняя безапелляционность некоторых, отсутствие объективности, да и просто альтернативности мнений, подличанье, оскорбления и клевета – это удар по журналистскому профессионализму, и в целом создаёт ощущение помойки. Зачем домысливать и догадываться, если можно просто спросить, как это делаете сейчас Вы. В-третьих, о дискуссии. Я не всегда согласен с Евгением Хаминым, его оценками. Но я поддерживаю открытый разговор. Лифт пора отмывать. Дискуссия, а еще лучше – диалог, это единственно возможный способ найти компромисс и выстроить правила игры, от которых выиграют в конечном итоге все.

О выборах

Андрей Павлович, впереди в случае успешного прохождения праймериз избирательная компания. Темы вашей предвыборной кампании как изменились за пять лет? Ваш новый одномандатный округ включает в себя городской район в отличие от Павловского округа. Вы уже изучили их специфику, какие решения, изменяющие жизнь людей, предложите?

Пусть сначала завершится предварительное голосование, а после будем думать о выборах. Аннинский округ, конечно, отличается, Вы правы, в нем гораздо больше горожан. Но какие бы отличия не были между городским и сельским избирателем, суть депутатской работы от этого не меняется. Надо быть рядом с людьми, быть для них открытым и стараться помочь. Наверное, звучит банально, но именно так пять лет я и работал. И, кстати, не раз и не два решал вопросы жителей и Аннинского округа. Ведь неважно, конкретно твой избиратель к тебе обратился, или нет. Все граждане имеют право обратиться, а депутат, наоборот, не имеет права отказать в ответе. Предвыборные темы, конечно, изменились, но и многие вопросы остались. Последовательность их решения – вот что главное. Тема депутатской программы очень обширная, отсылаю всех к сайту предварительного голосования «Единой России», там есть и мой программный ролик. Кому интересно глубже погрузиться в депутатские будни, добро пожаловать на мой сайт, его легко найти в Интернете.

Почему избирателям удобнее голосовать через сайт госуслуги, чем на реальных избирательных участках? Больше доверия, или доверие одинаковое, но дело в экономии времени?

Каким способом выбирать – дело каждого. Мне очень удобно воспользоваться Госуслугами. 12-14 мая Центризбирком проводил тренировку, и я, например, голосовал прямо из самолета перед взлетом. Хватило несколько минут перед тем, как экипаж попросил перейти на авиарежим. За безопасность своего голоса и тайну выбора не беспокоюсь.

Андрей Павлович, задержание вице-мэра Воронежа Юрия Бавыкина в начале этого года как-то связано с вашими с ним взаимоотношениями? Говорят, что они были конфликтными. Вы выдвигатесь на выборы в Госдуму от округа, включающего в себя Коминтерновский район. В управе района за организацию выборного процесса отвечал человек господина Бавыкина Светлана Васькова. Извините, но их задержание, очень похоже, выгодно вам.

Слухи – удивительная вещь!

О культуре

Андрей Павлович, вы живете на два региона — Москву и Воронеж. Почему у нас в городе бедная культурная жизнь? Не хватает интересных проектов, режиссеров?

Как бы мы ни любили Воронеж, сравнивать с Москвой невозможно. Москва – это мировой центр культуры, по масштабу и разнообразию культурных событий с ней мало кто может соперничать на международном уровне. Что можно сказать о Воронеже. Во-первых, не соглашусь с категоричной оценкой о бедности культурной жизни. Как-то мы быстро привыкли к тем событиям, которым по-хорошему может позавидовать любой город-миллионник России. Или больше у нас нет Платоновского и Маршаковского фестивалей? Перестали работать театры и музеи? Не приезжают Мацуев и Гергиев? Все на месте, и таланты тоже. Можно ли сделать лучше? Конечно, и думаю, что это вопрос воли и отношения к родному городу. Причём не только со стороны власти. Третьяковку не государство создавало.

Про дороги

Вам нравится, как в Воронеже ремонтируются дороги? Прошел год, два после обновления, и они потихоньку рассыпаются. Воруют или плохо контролируют?

Воруют или нет – это дело правоохранителей и контролеров. Насчёт качества вопросы возникают, куда без этого. Но сразу скажу, что в Воронеже дороги очень выгодно отличаются от многих других городов, где я был. По моим впечатлениям, наши дороги лучше, чем в Орле, чем в Курске, где работа только начинается, чем в Костроме и Ярославле и так далее. Это из серии «лицом к лицу лица не увидать». И нужные проекты, наконец, реализуются – виадуки на 9 Января и Работнице, на подходе Остужевская развязка, в Тенистый наконец делается альтернативная дорога. С другой стороны, есть и большие проблемы. Где-то нормальных дорог так и не возникло, несмотря на массовую застройку кварталов уже много лет назад. Как на Владимира Невского, и у жителей, конечно, возникают вопросы к власти. Решение в таких случаях находить надо обязательно.

О зарплатах

Наше издание читают представители органов исполнительной власти. Людям обидно — зарплаты растут медленными темпами, чиновник со стажем 10-15 лет получает на руки 30-35 тысяч рублей. А представители силовых ведомств — в два раза больше. Не подскажете, когда планируется устранить перекос? Депутаты Госдумы выходили в парламент с предложениями повысить муниципальным и гражданским служащим зарплаты?

Очень хороший вопрос! У нас многие не понимают, кто такой государственный или муниципальный служащий. Думают, что кабинет, печать, подпись и зарплата до небес. Как-то ко мне приходил на собеседование молодой человек. Узнал о зарплате и убежал. Кстати, Вы даже завысили размер заработка. На самом деле, это проблема – зарплата госслужащих и других бюджетников. Я не начальников имею ввиду, их декларации вы видите, как и депутатские. Предвижу комментарии — «сократить», «лишить». Знаете, у нас в Думе с такими предложениями часто выходят оппозиционные партии. Только когда они публикуют свои декларации, понимаешь – сплошь крупные бизнесмены и миллионеры не в рублях. Наш комитет в Госдуме как раз ответственный за рассмотрение вопросов государственной и муниципальной службы. И если Вы изучите наши заключения по бюджету, программе развития федеративных отношений, непосредственно госслужбы и другие, то легко увидите, что мы постоянно ставим проблему низкой оплаты труда на государственной и муниципальной службе. Увы, пока решения на федеральном уровне нет. Хотя все эти вопросы в ведении регионов и муниципалитетов, но это только формально, почти все зависит от Минфина.

Борьба с коррупцией

В Воронеже активно реализуется федеральный тренд — борьба с коррупцией. Работа в органах власти становится опасной. В мэрии и правительстве пустуют по несколько месяцев руководящие посты, люди боятся устраиваться на работу. Не видите ли здесь излишнюю агрессию со стороны правоохранителей в адрес муниципальных и гражданских служащих?

Стоп-стоп! Борьба с коррупцией — это правильно, и что значит работа во власти становится опасной? А ты не воруй! Есть другая сторона проблемы. У нас борьбой с коррупцией часто называют выявленную ошибку в декларации о доходах, старинный счёт с копейками из 90-х годов, о котором все забыли, и так далее. То есть не то что сознательное укрывательство доходов, а просто случайности. И начинается! Вот я уже лет пятнадцать подаю декларации о доходах. Беру очередную справку в банке, а там счёт в Самаре, пусть и нулевой. Я там даже не был никогда! Что, откуда, почему? Никто толком и не ответил, мол, у нас реорганизации были, может, случайно данные некорректно отразились. Вот за такое человека можно долго гонять по комиссиям, вплоть до увольнения. Знаю много таких случаев. И считаю, что формальный подход «для статистики» неверный.

Андрей Павлович, напоследок такой вопрос. Вы часто общаетесь с представителями различных органов власти. Какие у людей настроения? На подъеме или ожидании перемен?

Давайте так отвечу: унывать сейчас точно не время, нужно работать, а перемены — это и есть результат работы.

 

Вопросы задавала Алла Серебрякова