«В Воронежской области нет системного согласия и поддержки». Популярный телеграм-канал привел наш регион как пример деструктивной политики

Апр 20, 2021

У Короля нет плана, а фигуры играют как хотят. 

 

В Воронеже суд оправдал 11 участников январских митингов, не найдя состава правонарушения, – пишет «Новая газета». Казалось бы, можно порадоваться тому, что «правда и милость да царствуют в судах». Но в нынешней реальности это свидетельствует, скорее, о разбалансировке государственной машины, о чем все чаще предупреждают политологи (Илья Гращенков, Аббас Галлямов и другие).

Воронежский судебный эпизод – не частный случай. Если продолжать разговор о данном регионе, то системного согласия и поддержки между различными ветвями и институтами власти там нет уже давно. Силовики — сами по себе и часто — вразнобой с внутренней политикой. Скрытая внешнему глазу конфронтация исполнительной власти с партийной сводит к формализму политические процессы. Чиновники и депутатский корпус демотивированы, бизнес дезориентирован. Обострилась клановая война за сферы влияния. В начале года в Воронеже произошли задержания городских чиновников и депутатов за махинации на выборах. Избиратели восприняли это как внутривидовую борьбу, и еще раз обматерили «Единую Россию».

Воронежская область – собирательный образ. Подобное наблюдается во многих субъектах страны. Дезинтеграция госаппарата может проявляться по-разному, но главное, что она происходит и усиливается.

Рассогласованность и разбалансировка более характерны для территорий с так называемыми полиархическими режимами, которым свойственны множественность союзов, неопределенность целей и ролей, отсутствие универсальных правил (см. Пустовойт А.Ю. Как создается режим: властные коалиции в сибирских городах. – Полис. 2019. № 4). Полиархии хороши, когда есть идеологический консенсус и понятные для всех цели – в этом случае децентрализация власти и политическая конкуренция способствуют развитию. Напротив же, в отсутствии генеральной линии полиархии становятся катализаторами центробежных тенденций, поскольку для элит теряется система координат. И тут преимущество на стороне монопольных персонифицированных режимов, в которых ресурсы и власть концентрируются вокруг одного политического субъекта, берущего всю ответственность на себя (например, Белгородская область при Савченко, Воронежская область при Гордееве).

Территориями с полиархическими признаками можно назвать большинство регионов, которые возглавляют «технократы», и они сейчас представляют наибольшие риски для системы.

Эти риски созданы рукотворно. Многие годы АП вычищала персонифицированные режимы в регионах, заменяя политических субъектов акторами, и полагая, вероятно, что укрепляет вертикаль. Но эффект для системы получается обратным. Расставляя технократов, АП, как минимум, должна была позаботиться о правилах, смысле и целях общей игры. В этом случае даже если у Короля наступают проблемы, остальные фигуры продолжают действовать в русле заданной парадигмы. Когда же у Короля нет плана на игру, важно, чтобы Слон на конкретном участке был способен взять командование на себя.

Данная проблема актуальна накануне президентского Послания, когда на регионы свалится новый груз ресурсоемких поручений. Как только Президент поставит точку в речи, в субъекты из центра посыплется шквал дублирующих, взаимоисключающих и, что греха таить, абсурдных распоряжений, вызывающих у местных чиновников два типа реакции: почесывание затылка и покручивание пальцем у виска. Можем предположить, что новый пакет поручений будет в целом выполнен так же, как и предыдущие: на показатели выйдут, но вот реальных улучшений добиться не удастся.

Внутри госаппарата просто нет того уровня организационного взаимодействия, слаженности и мотивации, чтобы достигать прорывных эффектов. Для шатающейся вертикали сейчас более значим вопрос устойчивости и самосохранения…

 

Источник: «Кремлевский Безбашенник», фото правительства Воронежской области