Чем ответят воронежские активисты после проигранной борьбы

Жители Воронежа и общественные активисты потерпели поражение в отстаивании своих прав. Горожане, выступающие против захвата берега озера в микрорайоне Малышево под празднование свадеб и торжеств, застройки зеленого уголка в Северном микрорайоне и строительства высотки на улице Марата,2, остались ни с чем. Власти проигнорировали их просьбы, уступив хотелкам бизнесменов. 

 

В Воронеже сформировался новый тренд — акции протеста горожан не приводят к изменению негативных, по их мнению, ситуаций, что может повлиять на электоральное поведение воронежцев. Кто-то не захочет идти на выборы, а кто-то, наоборот, будет поддерживать оппозиционные партии или самовыдвиженцев. Снижается доверие к власти, из-за чего сегодня рейтинг губернатора Александра Гусева едва превышает 28%, а мэра — 20%. Воронежем правят бизнесмены и их желаниях, что может привести к непредсказуемым последствиям

Шалман не разогнали

В конце декабря жительница микрорайона Малышево Татьяна обратилась через соцсеть «Вконтакте» к губернатору Александру Гусеву. Она напомнила, что глава региона обещал держать разрешение конфликта, связанного с занятием берега озера и части территории вблизи частных домов под проведение свадеб и корпортативов на личном контроле, и поинтересовалась, когда исчезнет шалман-балаган. Господин Гусев ответил жительнице микрорайона, что районные власти очистили заросли, расположенные рядом с участком, где были построены постройки для отмечания праздников, и теперь нет препятствий для прохода к водоему.

Горожанка была разочарована. Тремя месяцами ранее правительство области распространило пресс-релиз, сообщив, что разные ведомства рассмотрят возможность предоставления бизнесмену, получившему в аренду землю под разведение пчел, а на самом деле для проведения свадеб, другой земельный участок. «Вмешательство» господина Гусева закончилось частичной порубкой зарослей, через которые, впрочем, и сейчас трудно пройти к озеру.

Вместо сквера — парковка

Перед Новым годом общественный активист Владислав Ходаковский разместил на своей странице в «Фейсбуке» фотографии, как на месте несостоявшегося строительства высотки на месте зеленого островка на Лизюкова появилась стоянка для машин, огороженная забором. Проживающие рядом воронежцы в течение 2019 года неоднократно выходили на акции протеста с просьбой не строить многоэтажку на участке, а благоустроить сквер.

Губернатор Александр Гусев также вмешивался в ситуацию и поручал мэрии подыскать для бизнесменов земельный участок в другом месте. Несмотря на это, земля так и осталась в собственности застройщика, который передал ее под парковку машин сотрудников регионального отделения Союза художников (у кого была куплена земля). Сквера на месте стройплощадки, естественно, не будет. Воронежцы собираются выйти на очередной митинг 13 января и потребовать от главы региона организовать рядом с их домами на Лизюкова новый сквер.

Просили запретить стройку — получат десятиэтажку

Общественный активист Александр Татаринов в канун Нового года выдал новость. Областной Департамент имущественных и земельных отношений, разоблачивший незаконный захват земельного участка на Марата,2а и подававший иск в суд с требованием его освободить, неожиданно поменял свою позицию. Чиновники, сотрудники мэрии и застройщик (по одной из версий, структуры печально известного депутата областной Думы от партии «Единая Россия» Сергея Гончарова) заключили мировое соглашение, позволяющее бизнесменам продолжать строительство высотного дома. В течение двух лет против стройки бастовали жители Ленинского и Центрального районов города. Они настаивали на необходимости проведения публичных слушаний и возведения не 10-этажного, а пятиэтажного дома. Скорее всего, поручение ДИЗО изменить мнение давал кто-то, не ниже должности вице-губернатора.

— А что так можно было? Прекрасная схемами для развития, всё в интересах города! Завладеваем незаконно земельным участком, что установлено областным судом от 28.11.2017, на нас подают в суд об освобождении участка, а мы подаем встречный иск, и в итоге за нами признаётся право на захваченный участок и бонусом ещё больше земли в аренду, — рассказал Александр Татаринов.

Зарождающееся гражданское общество губернатор не замечает. Политические партии в области бессильны. Других сил, способных достучаться до властей, в регионе нет.

— Как сюжетно развивается протест? Сами участники любят говорить, что у них протест не политический, они вообще не про политику. Они под этим подразумевают, что не участвуют ни в чьей избирательной кампании и не хотят, чтобы за их счет кто-то куда-то баллотировался. Но на самом деле это не просто политический протест, это базовый политический протест, потому что его причина — недовольство людей тем, что их интересы не учитываются при принятии решений. Запрос, с которым выходят люди:«ВЫ БЕЗ НАС РЕШИЛИ, ВЫ НАС НЕ СПРОСИЛИ, А МЫ ХОТИМ, ЧТОБЫ ВЫ НАС СПРАШИВАЛИ». То есть это запрос на участие в механизме принятия решений. Основной политический запрос! Никаких других политических запросов не бывает. Это запрос на власть: я хочу обладать правом голоса или правом вето, я хочу участвовать в том, что меня касается. Собственно, вся политика только про это, больше она ни про что не бывает, — комментировала тему протестов политолог Екатерина Шульман.

В середине 2019 года рейтинг доверия губернатору Александру Гусеву, по данным социологов, не превышал 26%, мэра Вадима Кстенина — 20%. Для сравнения: рейтинг доверия экс-главе региона Алексею Гордееву составлял 68% в 2017 году. Поскольку социологи не спешат обнародовать цифры, можно предположить, что в конце прошлого года рейтинг доверия населения первым лицам региона был еще ниже, чем летом.

Власть обещает пойти навстречу людям, а вместо этого действует наоборот, потакая желаниям бизнесменов. Политологи объясняют, что в таких случаях происходит изменение электорального поведения горожан. Кто-то утрачивает доверие власти, кто-то отказывается идти на выборы, а у кого-то в голове начинают зреть радикальные идеи, что может привести к самым непредсказуемым последствиям.

 

Алла Серебрякова

Еще читать:

Воронежский народ испытывают на прочность