Задушили фермеров. Воронежская область вошла в «черный» ТОП по числу прибыли агрохолдингов

1

Эксперты критически оценивают захват земли крупными сельскохозяйственными компаниями. 

 

Воронежская область вошла в число лидеров регионов, чьи земли активно используют агрохолдинги. По данным института конъюнктуры аграрного рынка, в нашей области работает 10 таких компаний. Столько же холдингов представлено в Белгородской области. На третьем месте находится Курская область. В ней эксперты насчитали 7 организаций. Четвертую строчку в рейтинге поделили Татарстан, Краснодарский край и Московская область. На пятом месте — Волгоградская область, где работает 5 агрохолдингов.

Компании получили на эксплутируемых территориях прибыль от 4,1 до 74,05 млрд. рублей. Эксперты бьют тревогу и критически оценивают сложившуюся тенденцию. Главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Василий Сузун в интервью «Огоньку» рассказал об опасностях подобных компаний.

— Российские агрохолдинги очень неустойчивы, многие довольно скоро уходят с рынка. Это можно объяснить тем, что они организованы по принципу капиталистического хозяйства, основанного на наемном труде. Из-за этого они теряют в эффективности. Агрохолдинги лишают фермеров земли, превращают в наемных рабочих. А их очень трудно стимулировать к качественной работе. Поначалу им платят довольно высокие зарплаты. Но люди быстро привыкают к этому и снижают производительность труда, воруют и обманывают хозяина. Нужен неусыпный контроль. Его можно установить в заводском цехе, но как вы уследите за выехавшим в поле трактористом? Он или будет пахать халтурно, или солярку продаст налево. Так происходит постоянно, и хозяину холдинга бывает проще продать землю, чем добиваться качественного труда.

Мир давно нашел решение этой проблемы. Кстати, в Бразилии поначалу тоже создавались холдинги, подобные нашим. Но от этой формы отказались и перешли к фермерскому хозяйству. Вообще в мире фермеры — основа сельского производства. И это преимущественно семейные предприятия. Они дорожат своей землей. Даже если возникают проблемы, что-то идет не так, они стараются дело поправить, но не уходят. Фермеры разумно используют ресурсы — топливо, технику, семена, потому что заинтересованы в производстве качественной продукции.

Крупные холдинги сельскому хозяйству нужны. Но они в большинстве стран сами на земле не работают, заключают договоры с фермерами, которые поставляют им свою продукцию для переработки. Так, например, работает американская Tyson Foods Inc. — второй в мире поставщик по объемам мяса, дает четверть мирового производства курятины. У этой компании, например, есть фабрики суточных цыплят. Их тут же передают фермерам, обеспечивают кормами, диктуют технологии выращивания, правила ухода, лечения, дают все, что можно и нужно применять при выращивании бройлеров. Фермеры потом продают продукцию компании. А сама компания занимается развитием науки, совершенствует технологии.

У нас в России тоже есть зарубежные компании, работающие по такому принципу,— это Danone, Ehrmann. Они выпускают йогурты, но сами не выращивают коров, не производят молоко, а работают по контрактам с отечественными производителями, в основном с фермерами.

Но большинство российских агрохолдингов стремятся захватить как можно больше земли, причем не всегда могут ее обрабатывать. Точно никто не знает, сколько у них земли, наша статистика эти данные не отслеживает. Чаще всего крупный холдинг владеет землей в нескольких регионах. И если кто-то дает цифры, то это лишь косвенные оценки. Очень редко агрохолдинги сообщают о размерах своих земельных банков. Например, агрохолдинг «Черкизово» заявляя о своем стремлении приобрести 1 млн га. Закон об обороте земель сельхозназначения предусматриваем ограничения на размеры площадей для юридических лиц. Нормы этого закона прописаны так, что обойти их не составляет никакого труда. Чем у нас и пользуются.



Читать далее

В Воронеже скоро начнется суд по делу об обмане владельцев автомобилей в "Атмосфере"

Обвиняемый может отправиться в тюрьму на 10 лет.