Жительница Воронежа с двумя внуками лишилась квартиры по иску сына пенсионера. Она купила «трёшку» через чистую продажу, а теперь ее выгоняют на улицу

Как стало известно изданию «Вкурсе», 5 марта в Советском районном суде Воронежа состоится рассмотрение иска жительницы города Екатерины Ф. к Инне Лариной, ее дочери, 11-летнему внуку и 4-летней внучке о выселении из трехкомнатной квартиры. К делу привлечены представители администрации Воронежа и прокуратуры Советского района. Инна Ларина считает, что стала жертвой мошенника, купив жилье по чистой продаже. Пикантность ситуации добавляет участие в деле двух персон — судьи Виолетты Куприной, бывшей помощницы председателя областного суда Виталия Богомолова, и экс-сотрудника областной прокуратуры Сергея Григорьева.

 

— Три года назад я продала частный дом в селе Добринка Липецкой области и переехала в Воронеж, где уже жила моя дочка. Устроилась работать продавцом в киоск. Нашла на сайте АВИТО хорошее предложение — трехкомнатная квартира на улице Курчатова, 36В в Шилово, рядом лес, озеро, природа, место отличное. Позвонила, договорилась о встрече с риелтором Марией из агентства «Мега метр». Продажа квартиры была чистой — один собственник, без обременений. В мае 2017 года мы вышли на сделку: передала продавцу наличку — 470 тысяч рублей, еще 1,5 млн. рублей ему перевел банк «Возрождение», где я оформила ипотечный кредит, — вспоминает Инна Ларина.

Неожиданный сюрприз

Семья заселилась в новую трёшку и сделала ремонт. Когда Инна познакомилась с соседями, то узнала, что в квартире раньше жил дедушка, 1947 года рождения, получив ее от администрации Воронежа как переселенец из аварийного дома в Левобережном районе.

— Я никогда его не видела, услышала только о его существовании от соседей, — говорит Инна.

В феврале 2018 года к ней домой внезапно пришел мужчина. Он представился Павлом и рассказал, что ищет своего отца, который раньше жил в этой квартире. Инна объяснила ему, что купила квартиру у мужчины, на вид лет 35.

Через несколько месяцев ее неожиданно вызвали в Советский районный суд Воронежа. Павел Ф., сын пенсионера, обратился  к ней с иском, где потребовал признать недействительным договор купли-продажи трёшки, заключенный между отцом, Ефимом Г., и Евгением Шевчуком. Шевчук был в иске соответчиком.

— Я потеряла покой, все дни и ночи ревела в подушку, — говорит Инна. — Продала частный дом, взяла ипотеку, и вдруг — этот иск, из-за которого мы с дочкой и внуками можем остаться без жилья и денег!

Когда начался суд, воронежец принес на заседание документ, подписанный нотариусом Викторией Корневой, как якобы 6 августа 2015 года получил от отца доверенность на право управлять и распоряжаться имуществом, в том числе квартирой на Курчатова, 36В.  «Зеленку» на трёшку отец воронежца получил за два дня до этого, 4 августа 2015 года. Павел потребовал расторгнуть договор-купли продажи, заявив, что действует в интересах отца.

— Соседи рассказывали мне, что не видели раньше сына, старик якобы с ним не общался, — говорит Инна Ларина. — Они очень удивились, узнав, что у сына есть доверенность на управление квартирой от отца.

Нашелся в психушке

Чем дальше шел суд, тем больше было сюрпризов. Сын пенсионера, когда в феврале 2018 года забеспокоился о местонахождении отца, обратился в правоохранительные органы и заявил о его безвестном исчезновении. Сотрудники полиции начали поиск и нашли старика в…областном психоневрологическом диспансере в Тенистом, где он находился на лечении с августа 2017 года — спустя пять месяцев после продажи трёшки Шевчуку.

— Адвокат опрашивал свидетеля, который видел первого владельца квартиры Ефима Р. в неадекватном состоянии во дворе дома №50 на Бульваре Победы. Сам адвокат снимает офис в доме №50а на Бульваре Победы. Мне показалось странным такое совпадение. Как старик мог попасть в Северный район, если сам жил раньше на Левом берегу, а последние два года — в Шилово, — рассказывает Инна.

Второй документ, который оказался на столе у судьи, был взят из областного психоневрологического диспансера в Тенистом. Отец Павла находится там на лечении с августа 2017 года.

— Получилось, что у сына первоначального собственника моей квартиры есть доверенность на управление его имуществом, и есть справка, что тот лежит в психбольнице. На основании этих документов Павел потребовал признать недействительным договор купли-продажи жилья между отцом и Шевчуком, объяснив, что, мол, старик был не в себе, когда подписывал документы о продаже, — объясняет жительница Воронежа.

Суд назначил экспертизу состояния здоровья пенсионера. Эксперт подтвердил, что воронежец страдал деменцией и не мог контролировать свои действия в марте 2017 года, когда подписал договор купли-продажи квартиры.

— На основании этого заключения договор купли-продажи квартиры был признан недействительным. Меня суд не признал добросовестным покупателем. Я тоже потеряла право собственности на жилье, — говорит Инна Ларина.

Продавец квартиры в суд не пришел

Продавца трёшки, Шевчука, с которым у жительницы Воронежа был заключен свой договор, на суде не было. Его следы до сих пор так и не удалось ей установить. Он прописан на хуторе в Белгородской области, ни телефонов, ни места реального проживания Инна не знает.

— Риелтор, проводившая нашу сделку, уволилась с работы. До нее я не могу дозвониться, в офисе мне отвечают, что она больше не работает, — рассказывает Инна.

Мы позвонили в компанию «Мега Метр», чтобы взять комментарий. Телефон 4 марта был отключен, второй номер не отвечал.

Как только решение Советского районного суда вступило в законную силу, в ноябре 2019 года, сын собственника квартиры по доверенности продал трёшку супруге. Екатерина Ф. обратилась в Советский райсуд с требованием выселить Инну, ее дочь и двух внуков из купленного жилья.

— Я не знаю, куда нам идти, — плачет женщина. — Мы продали свой частный дом в Липецкой области. Я оплатила 500 тысяч рублей кредита. Банк мне вернул 20 тысяч рублей, на остальное я, по словам представителей, не претендую. Что нам теперь делать? Мы стали бомжами!

Инна допускает, что могла стать жертвой мошенников. Кого именно — она не уточняет. По факту выходит, что исчезнувший продавец квартиры получил 2 млн. рублей, сын пенсионера вернул себе жилье стоимостью 2,4 млн. рублей. Инна осталась крайней — лишилась 470 тысяч рублей и 500 тысяч рублей — выплаты по ипотеке. Остальную сумму кредита страховая компания погасила перед банком.

— Я оказалась на улице с дочкой и двумя внуками. Суд не признал меня добросовестным покупателем квартиры, хотя все документы были в порядке перед сделкой. Где сейчас находится дедушка, первый собственник нашей квартиры, мне неизвестно, честно, переживаю, живой он или на том свете. Соседи по даче, с кем я беседовала, не видели его с 2016 года.  Соседи по дому вспоминают, как перед переездом в 2015 году старик ходил в управу Левобережного района и просил выделить машину перевезти вещи. Разве сумасшедший додумается до этого? Я подготовила кассационную жалобу в областной суд, буду добиваться отмены решения Советского районного суда, чтобы дело вернули на новое рассмотрение. Много подозрительного в этой истории, — делится мнением жительница Воронежа.

Сам сын «пропавшего» старика заявляет, что действует в рамках закона.

Любопытно, что решение о признании недействительным договора купли-продажи квартиры было принято судьей Виолеттой Куприной. Ранее она работала помощницей экс-председателя областного суда Виталия Богомолова, ставшего фигурантом крупного скандала.

— Я обращалась за помощью в прокуратуру Советского района, управу Советского района, уполномоченному по защите прав человека Татьяне Зражевской, партию «Единая Россия», мне сказали, что помочь ничем не могут, — говорит Инна Ларина.

Обновлено 5.03.2020. Заседание по иску новой хозяйки квартиры перенесено на 7 апреля.

 

Валентина Шапошникова, фото Яндекс

Поделитесь в социальных сетях: