Яндекс.Погода

В курсе Новости Воронежа и области

Новости со всего Воронежа

4 Июнь, 2018

Мария Григорашенко впервые рассказала о параллельных связях, своем уголовном деле и скандале в прокуратуре: «Моя жизнь зависит от интересов нескольких влиятельных людей»

6 июня Воронежский областной суд рассмотрит апелляционную жалобу адвоката Марии Григорашенко. В ней она попросила изменить статью обвинения с покушения на мошенничество на дачу взятки. Госпожа Григорашенко впервые подробно рассказала, как вывела сотрудника прокуратуры на чистую воду, почему в составе областного суда оказались два приятеля его папы и с какой дискриминацией успела столкнуться.

 

6 июня состоится второе заседание по рассмотрению апелляционной жалобы на решение Левобережного районного суда, приговорившего Вас к двум годам колонии-поселении. Обычно похожие жалобы рассматриваются в один день. Почему же решение не было принято 30 мая?

— Вы правы, я тоже думала, что мою жалобу рассмотрят на прошлой неделе, тем более что многое очевидно. Следственный комитет 25 мая 2018 года возбудил уголовное дело по моему заявлению в отношении бывшего прокурора Андрея Авдеева. Ему инкриминируют покушение на мошенничество в особо крупном размере. В этой связи уголовное дело в отношении меня нужно возвращать прокурору для объединения их в одно производство. Согласно ст. 8 УК РФ, основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Состав преступления, чтоб всем было понятно, — это совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние в качестве преступления. Мы видим, у нас с Андреем Авдеевым единый объект преступления — это собственность потерпевшей Черваневой. Предмет преступления также идентичен – это денежные средства. Субъектами преступления выступаем мы с Андреем Авдеевым, так как возбуждено уголовное дело в отношении него по тем же основаниям и событиям, что имели место в моем уголовном деле. Таким образом, очевидно, что это одно и тоже преступление, в котором распределены преступные роли каждого из участников только с различной степенью причиненного преступлением ущерба для потерпевшей и различным умыслом. То есть у Авдеева имелся умысел похитить денежные средства Черваневой Е. и распорядиться ими по собственному усмотрению. У меня же был умысел, направленный на передачу взятки должностному лицу с целью облегчить участь клиенту.

Поэтому не понимаю, почему суд не принимает во внимание очевидные даже для студента первокурсника юридического факультета факты. То, о чем мы с Вами говорим – основы уголовного права. Абсурд. Тем более если разобраться, почему уголовное дело возбуждено в отношении меня за покушение на мошенничество? Даже в самой описательно-мотивировочной части приговора отражено, что я действовала в составе группы лиц. В своем допросе перед приговором, я сообщила суду, что не имела умысла на обман клиентки. Я дала взятку и была уверена, что Авдеев, взяв деньги, передаст их другим сотрудникам для облегчения процессуального положения моего подзащитного. Также, кстати, считала сама и потерпевшая, когда передавала мне деньги для передачи прокурору.

Были ли еще какие-нибудь неожиданности на суде?

— Да. Вызвал удивление состав судебной тройки. В него вошли судьи Андрей Матвеев и Александр Перепелица. Матвеев и Перепелица долгое время работали в одной судебной коллегии (первая инстанция) Воронежского областного суда, где к слову, более 20 лет отправляет правосудие и отец Авдеева — Михаил Авдеев. Я знаю, что кабинеты Андрея Матвеева и Михаила Авдеева располагались по соседству, они всегда были очень дружны. Более того, проживают в одном поселке. В судебном заседании Андрей Матвеев вел себя, как верно отметили присутствующие журналисты, агрессивно. Когда я попросила вернуть мое дело прокурору для объединения уголовных дел в одно производство, очевидно, с увеличением объема обвинения, в данном случае мы говорим о иной квалификации моих действий (посредничество во взяточничестве в особо крупном размере), он произнес неоднозначные фразы. Которые звучали как устрашение, фактически давая понять, что логичнее мне было бы забыть о законных интересах, справедливости отправления правосудия. И чтоб как-то смягчить свою участь — оставить истинного виновника за скобками уголовного дела. Но позвольте, тогда во что верить нашим гражданам? Как им можно надеяться, что правоохранительные органы их защитят, будут соблюдать их конституционные права, отстоят их интересы О каких законных решениях можно говорить в судебной системе? Фактически суд уговаривает поступиться законом ради «шкурных» интересов. На мой взгляд, это уже подрыв государственности. Расшатывание внутриполитической обстановки страны, чем легко может воспользоваться оппозиция. И тут можно уже говорить, что ущерб будет нанесен не только отдельным лицам. В этой ситуации можно говорить об ущербе интересов Государства. «Майдан» в Украине как раз был обусловлен тем, что общество разочаровалось в системах государства устройства, этим грамотно воспользовались внешние силы, и в результате что? В результате — крах некогда дружественной нам республики, и один Бог знает, чем там у них все кончится…

Президент поставил коррупцию в один ряд с терроризмом как одну из основных угроз России. Я уже ранее говорила, что по всей стране идут масштабные задержания сотрудников власти и силовых ведомств, без разделения на чины и звания. Но у нас в регионе сложилась каста «неприкасаемых», «неподсудных» я бы сказала. Российская история содержит в себе массу подобных примеров, где все мы помним, чем заканчивались судьбы зажравшейся «элиты» нашего общества. Вспомним хотя бы Советский Союз. Большинство чинов было приговорено к высшей мере наказания, расстрел. В современной истории закон более гуманен, но процесс над министром Улюкаевым показал, что все равны перед законом и судом. Главное только, чтоб суд был беспристрастен…

У нас пока все немного иначе. Очевиден преступник, его отец — член судебной коллегии по уголовным делам, и поэтому сына нужно спасать любыми путями. И все равно, что страдают интересы Государства в целом.

Есть еще одна интересная деталь. На сайте областного суда написано, что в первый состав судебной коллегии по уголовным делам апелляционной инстанции входят Татьяна Карифанова, Вера Борисова, Андрей Матвеев, Светлана Леденева, Ольга Очнева и Жанна Тотцкая. Александр Перепелица входит во второй состав коллегии. Как же он оказался в составе тройки, которая рассматривала мое дело, если оно находится в производстве первого состава? Видимо, кому-то это очень захотелось. Ведь, согласитесь, трудно поверить в то, что у других пяти судей этого состава нашлись уважительные причины для невозможности участия в рассмотрения моего дела. А Александр Перепелица бросил свои дела, чтобы пойти рассматривать мое дело. Абсурд, согласитесь?! Думаю, что причина кроется в другом. На прошлой неделе председатель суда Василий Тарасов был в командировке в Москве. Пока его не было, произошел такой казус с перемещением судьи из одного состава в другой. Так что, может быть, и хорошо, что они не вынесли своего решения 30 мая. К слову, господин Перепелица также очень дружен с отцом прокурора Авдеева.

Представитель прокуратуры попросил приговорить Вас к четырем годам колонии. Насколько я знаю, такое представление было подготовлено гособвинением еще в октябре 2017 года, когда подали апелляционную жалобу в областной суд и когда не было известно об уголовном деле в отношении вашего соучастника-прокурора.

— Позиция прокуратуры мне непонятна. Знаете, у нас как будто два Уголовных кодекса! Один — для Григорашенко, второй — для Авдеева. Как я уже сказала, закон в таких случаях прямо говорит, что наши уголовные дела нужно объединять в одно, так как вы правильно заметили, мы — соучастники. В представлении прокуратуры написано, что смягчающих обстоятельств, применимых ко мне при вынесении приговора, не усматривается. Интересная картина рисуется. Тогда куда мы уберем наличие у меня несовершеннолетнего ребенка? Мое активное способствование раскрытию преступления по изобличению другого лица? В прокуратуре почему-то эти факты не учитываются. Однако, как мне известно, Андрей Авдеев в рамках уголовного дела до сих пор не задержан, ему не выбрана мера пресечения и не ведется активных следственных действий. Так и получается, два Уголовных кодекса. По одному — разбираются со мной, по другому — с Авдеевым. Почему прокуратура настаивает на реальном наказании — не знаю. Складывается мнение, что хотят меня посадить подальше, чтобы, наконец, замолчать то, что всегда должно быть в тени.

Я прочитала приговор, который был вынесен вашему подзащитному Виталию Черваневу. Он, оказывается, не только торговал наркотиками, но и курировал деятельность других продавцов спайсов. Вы когда разговаривали с прокурором о переводе под домашний арест вашего клиента и заключении с ним досудебного соглашения, Авдеев не говорил вам, да ладно, там наркотики, не буду связываться?

— Нет, не говорил, он, наоборот, любил такие дела. Обвиняемым по таким делам, как правило, светят большие сроки наказания. Поэтому они готовы платить любые деньги, чтобы не садиться в тюрьму. Но в случае с моим подзащитным, его мама отдала последнее, желая помочь сыну. Авдеева это не волновало. Главное — надо было передать ему деньги. А как будут потом жить люди — неважно.

Стерли бы в порошок

Ваше дело затронуло интересы судьи и прокуратуры. Может быть, нужно было сразу рассказать правду, когда вас задержали, а не ждать суда, ходить на заседания и уже перед приговором делать заявление о причастности Андрея Авдеева? Выглядит со стороны так, будто вы надеялись избежать наказания, а когда поняли, что грозит реальный срок, пошли в ва-банк.

— Конечно, это не так. Со стороны можно сделать такой вывод, но он ошибочный. Объясню почему. Сразу после своего содержания я хотела рассказать, что на самом деле произошло — как отдавала деньги Авдееву за решение вопроса по моему клиенту. Только не могла этого сделать по прозрачным и понятным причинам. Если бы я заикнулась про участие Авдеева в этой истории, меня бы стерли в порошок, посадили бы лет на десять еще в прошлом году, и никто бы не узнал, что в этой истории замешан сотрудник прокуратуры. Не удалось бы сделать ряд аудиозаписей, которые своей коррупционной составляющей шокировали уже не только наш регион. Сказать правду сразу — было бы глобальной ошибкой.

Зятем прокурора является следователь Левобережного районного отдела СК Петр Попов. Как раз там и шло предварительное следствие по моему уголовному делу. Авдеев мне не раз говорил, что знает, как идет расследование, показывал, что держит процесс под контролем. Понятное дело, информацию он получал от Попова. Во-вторых, прокурором Левобережного района работает Вячеслав Борисович Поляков, друг Андрея. Они вместе отмечали праздники, ходили в кафе, рестораны, друзья-друзья.

Соответственно, как только бы я только назвала фамилию Авдеева, ситуация была бы более чем печальна. Тогда бы никто бы не узнал о тайной жизни прокуроров, и как у нас принимаются процессуальные решения по любой категории дел. Да и вообще, обо всем том, о чем мы привыкли молчать из страха, бессилия. Так как в ведомстве, которое призвано надзирать за соблюдением законности, закон измеряется денежной единицей. Поэтому я дождалась судебных прений по моему уголовному делу и отправилась в УФСБ России по Воронежской область с собранными мной доказательствами. СК начал доследственную проверку. А дальше как развивались события, думаю, ваши читатели знают.

Когда же вы стали сотрудничать с чекистами?

— Такой же вопрос мне задавали в судебном заседании в областном суде. Оставлю вопрос без ответа, сошлюсь на государственную тайну.

Ради доказательств пошла на хитрость

Вы же должны понимать, если сделали одну запись беседы с прокурором, этого мало для доказательства его вины.

— Почему одну? Записей было много, около 20. Мы только одну разместили в интернете в моем проекте «Зеленый блокнот». Я передала все в Следственный комитет. На записях не только разговоры, но и рукописные заметки о распределении денег взяткополучателям. Все это, в совокупности, с проведенными в ФСБ экспертизами подтверждает факт передачи денег.

Когда вы были в бане с Андреем Авдеевым, вы не боялись, что он заметит, как вы ведете запись разговора. Представляете, что тогда было бы?

— Боялась — не боялась, какая разница. Мне нужно было записать нашу беседу. Раскрою вам и вашим читателям основную интригу. У меня два телефона. Один я спрятала в пачку для сигарет, его не было видно, а второй мобильник лежал рядом. На опубликованной записи в интернете вы можете слышать наш разговор в парной. Чтобы его сделать, мне пришлось исхитриться. Андрей специально меня позвал в парную поговорить о деле, там точно нельзя было ничего записывать. Я надела шапочку, чтобы не сушить волосы, а в нее спрятала телефон. Так и сидела. Он — на верхней полке, я — на нижней. Зато все хорошо записалось. Так что мы теперь с вами коллеги, он тоже дал мне интервью…

Вы рисковали, Мария. А вдруг он захотел бы до вас дотронуться, шапка бы упала вместе с телефоном на пол, и он увидел бы.

— Подождите, а почему он должен был до меня дотрагиваться?

Ну как же. Разговоры-то про ваши романтические отношения давно ходят.

— Все это глупости. Я знаю Андрея Авдеева с детства, моя тетя и двоюродная сестра жили с ним в одном дворе. Мы общались вместе. Я знаю его жену Лену, они вместе учились в школе. Про его романы я, конечно, наслышана, но поверьте, они проходили без моего участия. Даже на тех записях, которые я передала в Следственный комитет, нет никакого намека на любовь. Там разговоры одни — деньги, деньги, деньги.

Параллельные связи

А как думаете, почему его не уволил прокурор области Николай Шишкин за нарушение Присяги?

— Параллельные связи. Кто-то надавил на прокурора, приложил усилия, чтобы Николай Анатольевич не принял такого решения. А, может быть, кто-то угрожал неприятностями. По закону прокурор области должен был отстранить Андрея Авдеева на время проведения проверки Следственным комитетом моего заявления. Если бы было отказано в возбуждении уголовного дела, то Андрей вернулся бы на работу. А если возбуждено, то тогда его бы уволили за утрату доверия и внесли в реестр коррупционеров. Так требует закон. В прокуратуре же как будто посмеялись над народом. Сотрудник совершил преступление, президент борется с коррупцией, чекисты борются с коррупцией. А прокуратура выплатила премию почти в полмиллиона рублей подозреваемому в коррупции. А вы еще спрашивали, почему я сразу не сказала правду про его причастность к получению взятки. Сейчас понятно, какое у них сильное братство?

Раскрыли секретку

У Андрея Авдеева папа работает судьей. У него очень хорошая репутация, он рассматривал уголовные дела преступных групп, банд. Вы говорили на выложенной в Сеть записи, что Вас предупредили о прослушивании телефонов. Это правда?

— В августе 2015 года мне позвонил Андрей и говорит, что срочно нужно встретиться, ему нужно кое-что мне сказать. Я говорю, у меня мало времени, скажи так. Он настоял на личном общении, сославшись, что это не телефонный разговор. Я приехала к нему, и Андрей сообщил, мол, на тебя папа подписал «прослушку» . Вместе с тобой слушают следователя Верховых и его руководителя. Так что знай. Я поблагодарила его, говорю, спасибо, Андрей, буду знать. У нас со следователем Верховых было в производстве дело, но какого-либо неформального общения, или общения вне стен полиции не было. Его руководителя я и вовсе не знала, телефон его тоже. О том, что у меня имеется в производстве дело в Борисоглебске, Андрей также не знал. Так что не верить ему оснований не было. Михаил Авдеев разгласил секретные данные.

А он знал, что вы общаетесь с его сыном?

— Знал.

Вы знакомы с Андреем Авдеевым с детства. Наверное, после возбуждения уголовного дела вам поступали предложения забрать заявление?

— Вы знаете, я не могу ответить на этот вопрос. Давайте не будет обсуждать эту тему. Сошлюсь на тайну следствия.

Кто обладает большими связями и влиянием: Авдеев-старший или Авдеев-младший?

— Смотрите, уровень Михаила Авдеева — это старая гвардия, полковники, генералы. Андрей — подполковники, начальники отделов в полиции, прокуратуре, районных прокуратурах и так далее.

Если отец Авдеева разгласил секретные данные, почему же он до сих пор работает судьей, как думаете? Почему правоохранительные органы не дали оценку его делу?

— Мне кажется, что разбирательство по нему будет. Только немного позже. По крайней мере, так должно быть. Закон требует.

Коррупционер на свободе

Никогда не думали, почему в этот переплет попала я, а не кто-то другой?

— Думала. Поверьте, когда я несла деньги сотруднику прокуратуры, то приходилось поступаться своими принципами, идеями. Но у меня не было другого варианта. Такие как Авдеев не предлагают принести деньги, они вымогают, обещая подзащитным неприятности. Если человек согласен заплатить, но, допустим, не всю сумму, его начинают прессовать, появляются процессуальные нарушения, ухудшается его положение. В конечном счете моего клиента жестко наказали. За то, что с меня началась зачистка коррупционной среды в регионе. Авдеев, на мой взгляд, мстительный человек. У меня есть запись, где он откровенно намекает, что поспособствовал ухудшению ситуации моему подзащитному. Из мести, злости, чтоб наказать так он говорил.

На какой итог своего дела надеетесь?

— Надеяться глупо. Нужно бороться, верить в торжество закона и справедливости. Ведь как говорил Ф. Дзержинский: «жить — это разве не значит питать несокрушимую веру в победу?!». Сегодня определенные силы стараются приложить максимум усилий, чтобы бывший работник прокуратуры избежал наказания. По этому поводу я обращалась в центральный аппарат ФСБ России. Всех деталей не могу раскрыть, скажу только, что борьба идет серьезная, и ее видно со стороны.  В случае, если меня все же осудят вопреки действующему законодательству, игнорируя судебную практику и единый для всех граждан нашей страны УК РФ, я прошу проконтролировать общественность этот случай. В данный момент по этой самой причине моей историей занимается программа «Человек и закон».

К вопросу о моих планах на будущее, то я намерена продолжать заниматься юридической работой, но теперь уже и общественной деятельностью. Ко мне поступает множество обращений граждан с жалобами на действия сотрудников правоохранительных органов, судей. Люди сообщают о коррупционных действиях в различных ведомствах. О том, как тяжело жить и добиваться справедливости по закону. А не как-то еще. Пройдя этот путь, я хочу и буду помогать людям.

Беседовала Алла Серебрякова


Рубрика: top sprava Политика

Сюжеты:




Поделись материалом в соцсетях и мессенджерах: