Как в Воронеже социальный проект для бездомных животных потерпел неудачу и чем ему еще можно помочь

Как вы поступите, если увидите бродячую собаку? Посетуете на злой рок, обвините в бездействии коммунальные службы и пройдете мимо? Согласитесь, легче закрыть глаза, нежели попробовать изменить судьбу четвероногого беспризорника. Не каждый решится вместе с ним преодолеть дорогу от смерти к жизни. В первую очередь следует найти место, где собаку оставят, чтобы неравнодушный человек получил возможность подготовить ее к новому дому. Такие пункты временного содержания четвероногих друзей называют платными передержками.

 

Чтобы поговорить о деталях интересной и благородной работы, мы набираем номер телефона пансионата «Альма» – единственной официальной воронежской зоогостиницы с благотворительной программой. Там предусмотрены большие скидки на содержание четвероногих скитальцев. Но из беседы становится ясно, что организация уже три месяца не функционирует как гостевой дом для меньших собратьев. Она стала закрытым приютом. Теперь животные не принимаются. Владелец погряз в кредитах, а более двух десятков собак каждый день рискуют оказаться без крыши над головой. Корреспондент интернет-издания «В курсе» решил выяснить, как идея социально-ответственного бизнеса потерпела неудачу и на какие средства теперь существует бывшая зоогостиница.

Почему единственный сотрудник недавно образовавшего приюта работает на износ?

У открытой двери в лучах осеннего солнца нежится кошка, а рядом тихо воркуют голуби. Атмосфера покоя и умиротворения. Доносится лай собак. На порог выходит женщина. Она приветливо улыбается и приглашает войти. По периметру большого зала расставлены вольеры. Один пес пристально наблюдает за нашими движениями, другой прыгает, третий отворачивается. Они разные, но объединяет их плохо завуалированный страх перед незнакомцами. Понадобилось время, чтобы животные прониклись доверием.

– Это Муха, «квартирная» собачка, – с особой любовью демонстрирует четвероногую малютку Татьяна Капытина, координатор приюта. – А это Лиса, рыжая, зеленоглазая с длиной мордочкой. А эта Белка. Ее принесли с травмой позвоночника. Красавицу сбила машина. Собака не ходила в течение двух месяцев.

Сейчас Белку не узнать: игривая и озорная, с переливающейся на солнце шерстью. Она подпрыгивает и встаёт на задние лапы перед Татьяной, одаривая её собачьими поцелуями. Забота сотрудников и несгибаемая сила воли самой собаки сделали доброе дело. Белка является примером мужества и знаком того, что слова врачей не приговор. Но от нее отказался куратор. Он посчитал, что теперь пансионат должен сам определить ее судьбу: выпустить или найти заботливого хозяина.

В бывшей зоогостинице почти тридцать постояльцев с подобной историей. Кормит и выгуливает их нянечка Людмила. Ее рабочий день начинается утром, а заканчивается ближе к ночи. Волонтёров нет. Два парня, которые помогали, летом ушли в армию.

С момента открытия зоопансионата минуло два года. Бывший гостевой дом встретил эту дату в бедственном положении. Сегодня вольеры требуют ремонта, нет средств на оплату и содержание арендуемого помещения. У приюта отсутствует возможность покрыть долги, приобрести корм и элементарные препараты для плановой обработки животных от паразитов.

Бездомного по скидке

Когда собаки прекратили дружный лай, мы начали беседу о проблеме безнадзорных животных. Не секрет, что сегодня она стоит крайне остро. Зачастую бывает, что люди хотят помочь собакам, но не имеют возможности взять несчастных домой или сразу найти им нового хозяина. Оказывается, платная передержка помогала неравнодушным людям сделать выбор в пользу жизни: четвероного беспризорника можно было привезти в любое время. Животные принимались по договору и при наличии отрицательных экспресс-тестов на инфекционные заболевания.

– На время пребывания собаки в гостинице человек выступал её опекуном и оплачивал уход. Также куратор должен был обеспечить постояльца кормом, а при необходимости оказать ему ветеринарную помощь. Бездомных животных размещали по благотворительной программе со скидкой. Если в ветклиниках передержка собаки стоит 400-450 рублей за сутки, то пансионат был готов принять животное за 190-240 рублей в зависимости от массы тела, — делится Татьяна.

Дважды брошенные

Зоогостиница должна была финансироваться из общего денежного фонда, который формируют добросовестные клиенты. Но к июню 2019 почти все собаки оказались забыты опекунами. Многие кураторы не посчитали нужным нести ответственность за животных, которых привезли: отказались оплачивать содержание, обработку от паразитов, вакцинацию, лечение, не стали заниматься их пристройством в добрые руки.

Так ответственность за постояльцев и финансовые обязательства полностью легли на плечи директора, Екатерины Капытиной. Ее семья была вынуждена обратиться к займам, чтобы попытаться спасти собак. Ведь примерная сумма ежемесячных расходов без полноценного питания и ветеринарного обслуживания составляет около 50 тысяч рублей.

Как «Альму» признали «бешеной»

Сложно выбрать момент, чтобы поговорить с единственной зооняней Людмилой. В течение дня она не присаживается: выгуливает, убирает, кормит. Вот и сейчас женщина раздает кашу. Собаки с благодарностью принимают миску. Всех питомцев сотрудница знает по имени и для каждого находит доброе слово.

С юных лет Людмила оказывает помощь бездомным животным. И сегодня в отличие от горе-кураторов она чувствует ответственность за судьбу хвостатых отказников. Женщина часто плачет, опасаясь, что несчастных собак может постигнуть трагическая участь.

Зооняня рассказала нам «историю бешенства», о которой год назад писали почти все местные масс-медиа. Оказывается, Людмила подобрала на улице травмированного котенка с большой раной в области промежности.

– Поначалу предположили, что он стал жертвой своры собак, но повреждения, честно говоря, свидетельствовали о другом. При жизни малыш подвергся истязанию со стороны человека. Скорее всего, половому насилию, – рассказывает женщина.

Перед гибелью у котенка не наблюдались симптомы каких бы то ни было инфекций. Но по правилам внутреннего распорядка пансионат передал его тело в областную ветеринарную лабораторию. После проведенного исследования сотрудники учреждения сообщили об отсутствии бешенства, однако спустя 10 дней опровергли результаты.

Пансионат «Альма» признали очагом смертельно опасной инфекции. Согласно указу региональных властей был введен карантин. Из-за путаницы персоналу было поздно ставить спасительные инъекции. Они уже не смогли бы предотвратить болезнь. Но сотрудникам все-таки назначили лечение, которое отрицательно сказалось на их здоровье. Несоответствия в документах ветлаборатория отказалась комментировать, что ставит под вопрос сам факт наличия вируса бешенства.

– После того, как история бешенства попала в СМИ, наша репутация упала. Люди стали бояться привозить животных. Не мудрено, ведь одна интернет-газета даже озаглавила заметку «Держитесь подальше!». Журналисты копировали информацию. Ни один из них не обратился к нам за комментарием.

У разбитого корыта

Зоопансионат «Альма» не блещет богатым убранством. Наоборот, видно, что здание срочно требует ремонта. Оказывается, так было не всегда. Год назад несмотря на уже свалившиеся проблемы гостиница вынужденно покинула предыдущее – обустроенное помещение. На переезд хозяин территории дал трое суток. Собаки якобы мешали другим арендаторам.

Новое пристанище оказалось почти непригодным. Со стороны людей тут же начались пересуды. Злые языки принялись высмеивать сотрудников и искать повод, чтобы приписать им неисполнение должностных обязанностей. Чтобы снова поставить вольеры, владелец взял кредит. На монтаж полов средства выделил куратор одной собаки. Передавая деньги, он сказал: «Я оплачиваю содержание авансом. На полгода вперед. Дальше сами решайте, куда вы денете мою подопечную. Я нашел ей хозяина в вашем лице». А проблема отопления стоит крайне остро и сегодня. Также нет денег, чтобы сделать вентиляцию.

– Арендаторы неохотно сдают помещения под содержание животных. А если и сдают, то непригодное для других. Они считают, будто собакам не нужны вентиляция и отопление. О комфортных условиях работы сотрудников они также не думают, – жалуется Екатерина Капытина.

Умалишённая бабушка с кошками

По слова Екатерины, история пансионата оказалась не только личной бедой, но и показателем безграмотности людей.

– История зоогостиницы вскрыла проблему незрелого менталитета российского общества: люди ещё не научились отличать коммерческий сектор от некоммерческого. Платные передержки часто воспринимаются как средство наживы. Большинство не обращает внимание на то, что зоогостиницы с благотворительными программами – это новая ступень, которая становится важным звеном в цепочке решения общественных проблем на цивилизованном уровне. А за владельцами приютов и вовсе закрепился стереотип «умалишенной бабушки с кошками», – делится директор.

Многие не уважают тех, кто занят помощью бездомным животным. Есть люди, которые даже намеренно унижают. Так Николай Сова, сотрудник ВГТУ, под началом которого работает координатор зоопансионата «Альма» Татьяна Капытина, сказал, что не будет ей выплачивать заработную плату. Он опасается, будто она пожертвует часть средств животным. Его слова можно посчитать шуткой. Но дело в том, что руководитель уже снял надбавку к заработной плате. Хотя объем работы не уменьшился. К слову, Татьяна Капытина – ведущий инженер. Работает по хоздоговору в секторе ВГТУ, который сотрудничает с крупными воронежскими предприятиями и не зависит от госбюджета.

Могила для каждого

В июне 2019 года «Альма» перешла в статус некоммерческого объединения, но этот шаг не повлиял на ситуацию кардинальным образом. У приюта нет возможности обратиться к администрации города с просьбой оказать помощь, поскольку он находится в статусе благотворительной организации без регистрации юридического лица.

Сегодня утверждены реквизиты для сбора пожертвований. Неравнодушные люди оказывают небольшую поддержку: время от времени привозят корм, передают вещи на подстилочки для животных, переводят по

несколько сотен рублей. Но этого недостаточно, чтобы обеспечить достойную жизнь забытым собакам.

Сегодня сотрудники зоопансионата «Альмы» в тупике.

– Можно было бы пойти на сделку с совестью и подвергнуть животных эвтаназии или выпустить на улицу. Одна пожилая женщина, кстати, посоветовала сдать собак «на шкурки», – рассказывает Екатерина Капытина. – Но для нас любой жестокий выход из ситуации неприемлем. Поэтому при неудачном развитии событий приют станет могилой для всех: и для сотрудников, и для собак. С помощью кредитов можно протянуть некоторое время, однако рано или поздно мы все будем у мусорных контейнеров, подобно героям пьесы Горького «На дне». Каждый проходит свой путь, чтобы оказаться в ночлежке для малоимущих. Однако людей, промотавших состояние на благотворительность, наверняка там пока еще не было.

Достоин ли любви беспородный щенок

Людмила повела собак на вечернюю прогулку, а я покинула пансионат с тяжелом сердцем. До ворот меня проводила Альма – небольшая дворняга. Ее тоже бросил опекун. Он посчитал ниже своего достоинства ухаживать за «беспородным щенком». Грустно, что светлая и добрая идея обернулась крахом, а воронежцы лишились единственной официальной зоогостиницы с благотворительной программой.

Социально-ответственный бизнес – новое направление. Пока он должен строиться на платформе соработничества. Увы, люди этого не понимают. Сегодня частные передержки, если говорить образно, действительно нередко становится могилой для всех: и для животных, и для владельцев.

Зоогостиница «Альма» опередила свое время. Общество еще не готово принять бизнес на грани благотворительности. Услышат ли люди крик приюта о помощи, тоже остается загадкой. Мы гораздо легче оставляем деньги за ресепшеном салона красоты, нежели жертвуем во спасение.

Людмила Петракова, фото автора