Яндекс.Погода

В курсе Новости Воронежа и области

Новости со всего Воронежа


12 Февраль, 2019

Тюльпановое море


Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.
Тюльпановое море. Евгения Серенко

«Вы меня еще не знаете!» — эхом прокатилось по подъезду; простучало по гулким ступенькам и затихло где-то внизу.
Марина лежала у порога своей квартиры, и через нее только что перешагнула собственная дочь.

***

Вам давно дарили тюльпаны? Желтые, красные, разноцветные… И сколько же их было в букете? Пять? Девять? Пятнадцать? А Марине дарили миллион. А может, и больше.

Они стояли на вершине горы Богдо. Нет, гора – это, конечно, громко сказано… но для ровной, как доска, Заволжской степи этот холм – настоящая гора.
— Там внутри – пещеры, — будто великую тайну, сообщил ей Нурлан. – Когда-то Стенька Разин со своими войском в них прятался.

— Большое же было войско, — рассмеялась Марина.

— Небольшое, — согласился Нурлан. — Легенда такая есть. Конечно, нашей Богдо далеко до настоящих гор, но посмотри: где еще увидишь столько тюльпанов?

Тюльпанов было море. Именно море: бескрайнее,разноцветное, волнующееся от ветерка.

— Если бы мог – подарил тебе все, — серьёзно сказал Нурлан. – И то было бы мало.

Год назад Марина с Наташей закончили мединститут. Марина осталась в Москве, а подруга уехала в небольшой город в Заволжской степи.

«Ну, и загремела же я, — писала Наташа. – Работы, конечно, полно, и самостоятельно, и интересно… но через три года жди меня обратно!

Ни через три года не вернулась она в Москву, ни через двадцать три. Там ее дом. Муж, дети – и больница. Приедет Наташа в отпуск – и тянет ее назад. «У вас, — говорит, — слишком шумно и душно». А Марина приезжала к ней только раз – в том далеком мае, когда познакомилась с Нурланом, и он подарил ей сказочно красивое море тюльпанов. Он и теперь, спустя двадцать три года, работает в одной больнице с Наташей. Двадцать три года. Сколько же в них вместилось, в эти года!

Марина похоронила родителей; защитила диссертацию; вышла замуж; родила Настю; похоронила мужа. Инфаркт в сорок лет. И вдова – в тридцать четыре.

Настю она поднимала одна. «Ты – сильная, — говорили ей на работе. – Не каждая умеет так держаться». Сильная. Это она-то – сильная? «Иногда не хочется жить, — писала она Наташе. – Если бы не дочка, не знаю, что бы я сделала». «Держись! – отвечала подруга. – Ради Насти, ради меня, ради всех. Нурлан просил передать, что всегда готов приехать на помощь».

Вскоре после того, как Марина вышла замуж, Нурлан женился на молоденькой казашке, которая приехала к ним на практику. Его Ильяс и Настя – ровесники, и он, как Марина, растил сына один: через три года после свадьбы его жену сбила машина.

Настя росла самостоятельной. А как же иначе, если у Марины то ночное дежурство, то сложный пациент, от которого не отойдешь; а потом Марина перешла преподавать в институт, и хоть и больше времени проводила дома, но была занята: готовилась к лекциям. «Думай сама», — чаще всего отвечала она дочери на ее вопросы, и та редко задавала их второй раз. Только однажды Марину вызвали в школу: Настя надерзила учителю физкультуры. «Ты меня разочаровала, — сказала она дочери, придя домой. – Разочаровала». И не было худшего наказания.

«Как же мне с дочкой повезло, — писала Марина подруге. – И умница, и ласковая, и помощница. Хоть бы Судьба дала ей счастье – и за меня тоже. Я ей рассказывала, какая у вас там красота, и она загорелась: хочет тоже увидеть тюльпановое море».

В мае Настя съездила в Заволжье и тоже поднималась на не то холм, не то гору Богдо; любовалась тюльпанами и Соленым озером, и даже ловила вместе с Ильясом и его отцом рыбу в Ахтубинской пойме. «Мама, — сказала она по возвращении, — меня так хорошо встретили! И тетя Наташа, и дядя Нурлан, и с Ильясом мы везде побывали. Там красиво, конечно, но жить я бы там не смогла».

Знала бы Марина, чем закончится эта поездка.

***

Весь десятый класс Настя и Ильяс переписывались, а потом решили поступать в один институт. Ильяс приехал в Москву и пришел к ним в гости.

— Как же ты похож на отца! – ахнула Марина. – Поживешь у нас, а когда поступишь – перейдешь в общежитие.

— Мама, — спросила как-то Настя, — а почему Ильясу говорят: «понаехали тут!»? А если я захочу поехать в Казахстан, мне там тоже будут так говорить?

— А кто говорит? – спросила Марина. – Подумай сама: скажет так действительно умный и порядочный человек? Правильно, нет. Так зачем обращать внимание на всякие глупости? Мальчик — умница, поступил в институт, учится… какая разница – русский он или казах?

— Как же я тебя люблю, мамочка! – обняла ее Настя.
— Мама, а у души есть национальность? – спросила однажды Настя.

— Думай сама, — привычно ответила мать. — У меня завтра кафедра, я занята.

Но какая там кафедра! Выросла девочка, вон какие вопросы задаёт! Марина повернулась к дочери:

— Ну, и что ты сама думаешь?

— Думаю, что нет, — сразу ответила Настя. – Объяснить, почему?

— Давай.

— Вот смотри, мама… Дежа вю бывает? Бывает. После комы на другом языке начинают говорить? Начинают; да так, будто говорили на нем всю жизнь. В гипнозе люди вспоминают то, чего не было с ними в жизни – и не просто вспоминают, а эти воспоминания потом доказываются. Вот я и думаю: как это можно объяснить? Чем? Только реинкарнацией. Мама! Ты меня слушаешь?

— Да-да, продолжай.

— Вот… Значит, получается, что душа – одна, а тел – много. В этой жизни я – русская, а в следующей, может, буду жить в Африке или еще где-нибудь. У меня будет другая национальность, другой менталитет, культура, мышление… всё другое, а душа – та же самая. Значит, нет у души национальности! Согласна?

— Согласна, — улыбнулась Марина. – А теперь не мешай.
Эх, задуматься бы Марине раньше: ведь неспроста задает ей дочка такие вопросы…

После первого курса Настя сказала, что они с Ильясом решили пожениться.

— Что? – ахнула мать.

— Пожениться. Мы любим друг друга и хотим пожениться.

— Тебе сколько лет? – засмеялась Марина. — Девятнадцать? И думать не смей!

— Мама! Но почему?

— Почему? И ты еще спрашиваешь, почему? У тебя вся жизнь впереди, успеешь!

— Мама!

— Что – мама? – от бессилия Марина не знала, что сказать. – Нет, и всё! Дружить – дружите, но не больше! И вообще, вы — не пара!

— Но почему?

— Настенька, — Марина старалась говорить спокойно. – Ты еще мало видела в жизни, многого не понимаешь… ведь у вас будут дети, разве ты хочешь, чтобы и им говорили: «Понаехали тут!?» – и осеклась.

— Ты меня разочаровала, мама, — не сразу ответила Настя. – Ра-зо-ча-ро-ва-ла.

***

Сегодня – день свадьбы.

— Церемония в час дня, — напомнила Настя утром. – В том же Дворце, что и у вас с папой.

Марина молчала.

В одиннадцать Настя вышла из своей комнаты. В белом платье, с высокой прической… Красавица!

— Мама, — сказала она, — ну, что с тобой? Ты же сама говорила, что нет у души национальности. А Ильяс такой хороший! Лучше всех! Он скоро приедет. Мамочка, неужели ты за меня не рада? Поедем во Дворец!

— Только через мой труп! — отчеканила Марина и неожиданно для себя легла у порога. – Только через мой труп! Ну, подождите… Вы меня еще не знаете…

Настя приподняла подол длинного платья и вышла из квартиры.

***

«Вы меня еще не знаете…» — эхом прокатилось по подъезду; простучало по гулким ступенькам и затихло где-то внизу.

Вот и всё. Тишина. Пустота. И бессильные слёзы.

А где-то далеко — жизнь: невысокая гора над тюльпановым морем; счастливая Настя, нарядный Ильяс. Там Наташа, Нурлан, друзья… А она, мать, здесь, и одна. Ради чего? Чьи словa повторяла? Кому уподобилась? Что за затмение на нее нашло?

— Ну, нет! – засмеялась Марина. — Вы еще меня не знаете! Совсем не знаете!

***

— Невеста, чуть влево, – суетился фотограф. — Мужчина в синем костюме, смотрите в объектив. Так, теперь хорошо. Внимание! Улыбнулись! Женщина! Вы куда?

— Это вы мне? — повернулась к нему Марина.

— Конечно! Вы кто?

— Как это, кто? – удивилась она. – Я – мать.

— Чья?

— Невесты. – И, чуть помедлив, — и жениха.

Рубрика: Почитать

Поделись материалом в соцсетях и мессенджерах:

    Читать еще