Яндекс.Погода

В курсе Новости Воронежа и области

Новости со всего Воронежа

28 Июнь, 2018

Я научу тебя слушать ветер…

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.

Я научу тебя слушать ветер…Людмила Каутова

 

— До свидания, коллеги! Спасибо за всё! Жили, как в песне, «и хлеба горбушку и ту пополам…» — сутулый мужчина с длинным носом на худом лице и весёлым хохолком волос на голове смахнул в портфель со стола последние бумаги. — Как вы будете здесь без меня? Примут какую-нибудь бездарь, посадят на моё место…

— Типичный дятел… — подумал о нём симпатичный молодой человек, только что появившийся на пороге офиса.

— Что? Опять примут бездарь? Кажется, пятую по счёту? — раздался голос из дальнего угла.

Молодой человек, последнее время занимавшийся подбором кличек на основании сходства людей с птицами, животными, предметами, тут же сменил объект внимания:

— Уши-то, уши! — удивлённо рассматривал он обладателя хриплого старческого голоса. — Лопушки, слегка примороженные неожиданными утренними заморозками. Настоящая старая шапка-ушанка… А из-под неё выглядывают умные добрые глаза…

Спасением от назревающего скандала оказались внезапно прозвучавшие слова:

— Минуту внимания! Позвольте представиться. Я и есть та бездарь, о которой только что изволил высказаться уважаемый коллега. Артём Данилович Клюкин — протеже вашего директора, человек без опыта и знаний, абсолютно безвредный и не опасный, скромный и добрый. Правда, не каждый заслуживает таким меня видеть…

Артём швырнул на освободившийся стол борсетку, точно приземлившуюся на полированную поверхность, в два шага оказался на рабочем месте, повесил кожаную куртку на спинку стула и, шлёпнувшись на него, затих, безвольно уронив красивую голову на руки.
Офисный планктон постепенно отходил от шока: воцарившаяся вначале инцидента тишина наполнилась телефонными звонками, шутками, смехом.

— Алло! Здравствуйте! Это Веник? — кричала в трубку «авторучка» — длинная, тощая, с презрительно поджатыми губами и крупной блестящей заколкой в гладко зачёсанных волосах девица. — Это не Веник? — казалось, её удивлению не было предела. — Передайте, пожалуйста, что ему звонила привлекательная стройная девушка с огромными голубыми глазами.

— А я достаю из холодильника хрустальной чистоты холодненькую бутылочку водочки, мою гранёные стаканчики, накладываю из баночки на тарелочку солёненькие груздочки, поливаю их густой деревенской сметанкой, вилкой ловлю в другой баночке зелёненькие хрустящие огурчики… Всё, не могу больше…Мария Ивановна, дайте, пожалуйста, в долг на сто граммов в честь праздника гранёного стакана… — толстенький кругленький мужичок с коротенькими пухлыми ручками, одну из которых он пристроил на своём крутом бедре, настоящий «чайник», умоляюще смотрел в глаза коллеге, напоминающей огромную «кастрюлю».

Девушка с угреватым лицом, у которой, видимо, было плохо с фантазией, рассказывала собравшимся вокруг неё женщинам о друге, называя его «моим парнем». Она незамедлительно получила кличку «тёрка».

— Так уж случилось, что за мной ухаживали одновременно три парня. Все нравились. Выбрать сложно. Тогда я каждого по очереди пригласила в кино, потом в кафе, где не позволила расплатиться. Представляете, в скором времени двое из них отплатили мне тем же. Только один принял всё, как должное. И за кого, вы думаете, я собираюсь замуж?

— За одного из первых… — коллеги моментально выдали результат.

— Не угадали… За последнего. Теперь он мой парень!

За столом красивого мужчины, видимо, неженатого, пили чай женщины.

— Вадим Борисович, скушайте пирожное, пожалуйста, скушайте … — щебетала маленькая девушка в сереньком платьице, с реденьким пушком на голове, похожая на воробышка, только что вылетевшего из гнезда.

— Коллеги, стульев больше нет. Осталось одно свободное место — у меня на коленях, — шутил мужчина, стараясь сдвинуть блюдечки и чашечки на вторую половину стола, освобождая место для работы. Это ему плохо удавалось: чашечки-блюдечки, конфетки-печеньица тут же возвращались на место.

Нашлись желающие занять свободное место на коленях. Началась острая конкурентная борьба, в финале которой «Главный конструктор», как его окрестил Артём, вынужден был отхлопать претенденток по одному месту и собрать с пола осколки своей любимой чашки.

Решившись на отчаянный шаг, к Артёму, обживающему рабочее место, с чашкой кофе на подносе подошла «авторучка».

— Ваш утренний кофе, сэр! — изогнулась она в полупоклоне, расплескав кофе на блестящую полированную поверхность стола.

Артём, молча, принял чашку из её рук.

Хлопали двери, стучали каблучки, через открытую дверь из курилки несло дымом и запахом дешёвого табака… Жизнь била ключом!

И только сосед Артёма по столу, «старая ушанка», добросовестно шевеля губами, манипулировал огромными цифрами, разнося их по столбцам, группируя по одному ему известному принципу.

«Старая ушанка»… А я кто? — наконец вспомнил о себе Артём и тут же обнаружил
сходство с топором: язык острый, рубит с плеча, только щепки в разные стороны летят.

— И в кого ты такой вредный? — спрашивала мать, уставшая реагировать на колкости сына.

— А я откуда знаю… Моего отца видела только ты… Да я и не вредный, а скорее язвительный… Надо же как-то защищаться…

Когда оборона надоела, он согласился с требованием матери и позволил устроить себя на работу в проектное бюро.

— Ау! — неожиданно для себя Артём услышал знакомый старческий голос и вздрогнул. — Не бойся, ты не в лесу, никто не заблудился, и спасать никого не надо. В переводе на медвежий язык это означает «обед». Кончай ночевать… В столовой сегодня овощное рагу. Любишь?

— За что его любить? Настоящий мужик ест мясо…

— Так то настоящий… А мне и овощи годятся… В моём возрасте лишний холестерин ни к чему… И так памяти нет. Жена говорит, что меня интересует только одно. А я никак не могу вспомнить, что именно она имеет в виду… Предполагаю, что работу. Тут я на высоте. Всё до последней цифры помню. Вот и ценит меня начальство — контракт продлевает… Михалыч, — дед протянул руку Артёму, — будем знакомы.

— Рад, — ответил Артём на рукопожатие. — Работа работой, но, кажется мне, что Ваш брак, Михалыч, в опасности …

Смеясь и оживлённо беседуя, они направились в столовую.

— Для кого-то жизнь полна радости, а для кого-то рутинная мука с невкусной едой. К какой категории, Артём, относишься ты?

— Я радуюсь… иногда…

Михалыч пытался узнать о коллеге как можно больше:

— А с каким животным, на твой взгляд, ты имеешь сходство?

— Я синий кот, уютный и добрый, как ночной город, — ответил Артём, подняв на Михалыча глаза, в которых застыла густая синяя печаль.

— Кот? Но почему синий? — удивился Михалыч.

— Он в темноте не заметен…

— Я люблю круглое: яблоко, солнце… — продолжил своеобразное анкетирование Михалыч.

— А я — квадратное…Квадратные предметы — большая редкость. Люблю необычное…

— А ты, Михалыч, выберешь наполовину пустой стакан или наполовину полный?

— Ну, ты и гусь…- Михалыч погрозил Артёму пальцем. — А что за жидкость в стакане? А… понял! Я беру полный. Слышишь, полный! Надеюсь, ты тоже? В противном случае нам будет трудно понять друг друга.

Пообедали. На желудках блаженство. Рот Артёма кривила зевота, глаза сузились, он понуро брёл, едва переставляя ноги, к своему рабочему месту, с которым его ничего не связывало.

— Всё начинается с пустоты, — успокаивал он себя. Пусто на душе, пусто в голове, хотя в кармане диплом дизайнера. Мне предстоит заполнить эту пустоту новой почвой. И только потом на ней выращивать что-то новое, освободившись от старых привычек, ложных убеждений. А пока нужно осмотреться.

Артём мог рисовать в Программе всё: машины, пальмы, цветы! Но проектировать не мог.
Через несколько дней Михалыч сказал Артёму:

— Ты, наверно, как все молодые, на Олимп сразу хочешь, к Богам? Нет там свободных мест — заняты… И хочется тебе, чтобы дорога была гладкой. Нет, поражения и падения естественны, благодаря им начинается движение вперёд, но не семимильными шагами, а маленькими шажками. Человек должен вызреть. А происходит это в постоянной работе над собой. Вот ты сегодня по дороге на работу, что видел? А ты давно разговаривал с ветром?

— Ненормальный… — подумал Артём, но в это время сильный порыв ветра настежь распахнул форточку. Она ударилась об оконный переплёт и разбилась вдребезги. Ветер совершенно бескорыстно осушил пот с лица Артёма, запутался в его волосах, что-то шепнул на ухо, ласково потрепал по щеке, нырнул в аквариум, поиграл с рыбками, сбросил на пол со стола бумаги и затих в офисных шторах…

— Вот видишь, — сказал Михалыч, — это ветер перемен… — и хитро улыбнулся. — Чтобы выйти в море, нужен попутный ветер. Он надует паруса и понесёт вперёд в морские просторы. Я научу тебя слушать ветер…

На следующее утро по дороге на работу Артём рассмотрел всё: и безрадостный парк, с грудой мусора у входа и сломанной скамейкой, и облезшего бродячего кота на крыльце офиса, и плачущего ребёнка, которого мама против его воли тащила за руку, и унылые лица прохожих, и полуразвалившийся барак, в котором живут люди.

Ведущий инженер Михалыч, судя по вороху изрезанной «гильотиной» бумаги, провёл бессонную ночь в офисе, переделывая работу других. Теперь под проектом, который сделал умный, должны поставить подписи мудрые.

У Артёма к нему много вопросов.

— Так схема работать не будет, — сказал Михалыч Артёму и вернулся на своё место.

— А как будет?- не отставал Артём, склонившись над монитором с рабочим полем Программы. — Всё верно, по паспортам приборов собрано!

— Да, собрано по паспортам, но неверно собрана цепь связи.

— И где ошибка?

— В сечении жил — раз, в последовательности подключения — два, в недостаточности резервного питания… Отсюда — невозможность монтажа…

— Да… Вы поможете?

Михалыч протянул паспорта на недостающее оборудование:

— Всё. Дальше сам… — он продолжал тыкать морщинистыми пальцами в клавиши клавиатуры, щуря подслеповатые глаза.

— Мамонт! — подумал Артём.

А вслух сказал:

— Вот ты, Михалыч, умный. А работаешь на дураков…

— Я всю жизнь работал и работаю для Родины… Люблю её, как детдомовцы свою мать. Она и пьяница, и отказалась от них, всего лишила, а они всё равно любят эту стерву без памяти.

По дороге домой Артём мысленно представлял себе, как в парке по его проекту появятся затейливые конструкции: гигантский танцпол в виде огромных лепестков, бар в виде грибницы из подсвеченных тазиков, соломенная ракета, мусорные урны заменят хитроумные цветочницы.

Ветер-гуляка швырял под ноги листопад, обещая озолотить. Серебряные пряди оставлял самолёт на безупречной глади небесного озера. Артёму хотелось открыть в себе то, что в зеркале рассмотреть невозможно. Ему хотелось вывесить российский флаг на балконе и выучить российский Гимн, а самое главное и сложное — увидеть результат своей работы и просто жить, испытывая удовольствие.

Утром он отправил СМС знакомой девушке:

«Зая! Люблю, целую, жду встречи. Твой Козлик».

Не успел Артём войти в офис, как на него бурей налетел директор.

— Зая…- передразнил он кого-то более-менее спокойно и тут же взвизгнул необыкновенно высоким бабьим голосом: — Козлик? Козёл! Вон! Чтоб духу твоего тут не было!

Михалыч пытался директору возразить:

— У Артёма есть будущее! С ним можно работать! А вот придёт вместо него какая-нибудь бездарь…

— Здравствуйте! — на пороге офиса стоял незнакомый молодой человек с портфелем подмышкой. — Я новый проектировщик Руслан. Где тут у вас свободное место? Рядом с этим? — он брезгливо поморщился.

Через год Артём встретил в парке, где по его проекту строили танцевальный зал, Главного конструктора.

— Как там Михалыч? — спросил он.

— Почти ничего не помнит, но дело знает. Директор его мнение ценит. Так он знаешь, что удумал? Место твоё для тебя бережёт. Говорит, что этот стол — Автоматизированный Детектор Бездарей. После тебя пять человек пытались занять вакантное место. Не получилось. Михалыч к твоему столу никого и близко не подпускает. Говорит, скоро Артёмка придёт, вот только у него отпуск закончится.

На следующий день Артёму позвонил Михалыч:
— Когда ты выйдешь из отпуска, сынок? Место пылится…




Рубрика: Почитать




Поделись материалом в соцсетях и мессенджерах: