Яндекс.Погода

В курсе Новости Воронежа и области

Новости со всего Воронежа

26 Сентябрь, 2018

Обелиск

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.
Обелиск. Петр Панасейко

 

— Ура! Ребята, завтра не учимся, а всем классом едем в поле убирать подсолнухи, — с таким словами не вошла, а влетела в класс староста Зоя Абрамова.

Она опередила всего-лишь на несколько минут классного руководителя 7 класса и учительницу истории Смирнову. Урок был последним, вела его Ольга Николаевна, как всегда не спеша, чтобы её ученики и ученицы могли понять смысл сказанного ею. В конце урока она подтвердила слова старосты: «А теперь всем до свидания, встретимся завтра в 8 часов утра во дворе нашей сельской замечательной школы». На дворе стояла осень 1964 года.

На следующий день весь седьмой класс стоял у окон родной школы. Когда подъехала машина с сидениями в кузове, из неё вышел председатель колхоза.
— Ребята, учиться в школе – это почётно, но очень почётно и помогать нашему колхозу, где работают ваши родители,- обратился председатель к подшефным школьникам.- Сегодня вас ждут подсолнухи.

Но подшефным было всё равно, что подсолнухи, что не подсолнухи: в их головах гуляло ещё лето. Учебный год только-только начинался. Сделав перекличку (не потерялся ли кто?), классный руководитель сделала отметки в своём журнале и дала команду водителю «Ехать». Учащиеся двинулись в путь. Ехали долго: колхозные поля тянулись на многие километры. Но вот пошли берёзы в два ряда, перемешанные кустарником. За ними показались и подсолнухи. Наконец-то колхозные помощники были на месте.

Работа закипела. Но перед обедом она на время была приостановлена. По уважительной причине.

— Что случилось, ребята? — спросила Ольга Николаевна,- почему остановились?

— Да вот посмотрите, что мы нашли. Это что, могила? Чья? Здесь были бои?

Перед взором учительницы предстал поваленный на землю, заросший бурьяном и очень поржавевший обелиск со звездой. Смирнова была учителем истории, и местное краеведение успела изучить, хотя в школе работает только второй год после окончания педагогического института.

— Ах, вот где это место, — вздохнув, тихо проговорила учительница. — Да, это могила, и здесь был бой. Но только не тот, о котором вы все подумали. Этот обелиск – это своеобразное эхо той другой войны, гражданской. Изучая историю вашего села, я встречалась с ещё живыми, но сильно постаревшими, участниками той далёкой войны, жителями села. Увы, ваши места гражданская война не обошла стороной.

…Шёл 1920 год. Заканчивалась гражданская война. Но ожесточённость её противоположных лагерей не ослабевала.

В село Калиновку под вечер зашёл на ночлег отряд красноармейцев, раненые были размещены отдельно в домах. По количеству раненых можно было догадаться, что накануне им пришлось принять жестокий бой. Погибших хоронили без салюта: берегли патроны.

Командир Карпов собрал вокруг себя бойцов, остававшихся в строю.

— До утра белогвардейцы в село не войдут, но утром — не исключаю этого. А мы, как вы знаете, отрезаны ими от своего полка, находимся, по сути, в окружении.

Успеют ли наши нам помощь, сказать не могу. Ворваться в село белогвардейцы могут только с одной стороны – южной, откуда и мы в него зашли. Село с трёх сторон омывала река. Хотя с северной стороны села есть узкий участок, где пройти можно, через мостик. Но, думаю, это маловероятно, лошади там не пройдут. Наша задача: выставить пост за селом с юга, за ночь сделать плоты с помощью крестьян и утром переправить раненых на левый берег. Кто пойдёт на пост?

Уговаривать никого не пришлось, вперёд вышли пять бойцов: Нестеров, Фролов, Петров, Богатов и Куликов. Взяв с собой пулемёт и своё оружие, бойцы отправились на задание. Оно заключалось в одном: «Стоять на смерть пока не вывезут из села раненых». Все были солдатами и знали, что любая война без смертей не бывает.

Всё учёл, как ему казалось, опытный командир, начавший воевать ещё в окопах Первой мировой войны, но одного он не знал: в тот же вечер в село пробрался к своей жене белогвардейский поручик, переодетый, разумеется, в гражданскую одежду. И в то время, когда Карпов инструктировал своих бойцов, не далеко у колодца одна женщина не спеша набирала воду. Это была как раз жена того поручика. Своеобразная разведка. Она всё слышала. И не успели пятеро красноармейцев дойти и как следует закрепиться на посту за селом, как поручик, петляя по огородам словно заяц, уходил из села к своим.

Красноармейцы, оставшиеся в селе, занялись изготовлением плотов. Раненых бойцов привлекать к этой работе не стали, надеясь на помощь местных крестьян.

Двадцатилетний красноармеец Василий Ивашов, легко раненый, сидел с дочкой хозяйки дома. Война войной, а любовь – по расписанию.

— Оксана, хватит целоваться, уже поздно, иди в дом, — раздался женский голос из раскрытого окна.

Как только мать закрыла окно, Оксана умоляющим голосом попросила: «Вася, пойдём часок погуляем за село». Уговаривать Васю долго не пришлось, и они направились на северную сторону села.

— Да оставь ты своё оружие. Ты же гулять со мной идёшь, а не в бой, — пошутила Оксана.

Так будет спокойней, Оксана, и тебе и мне, — был ответ.

Они подошли к тому самому мосту, который упоминал командир отряда, но переходить его не стали, оставшись на этом берегу. За поцелуями и ласками не заметили, как вместо «часика» прошло три часа.

— Вот разобьем белых, вернусь к тебе, Оксана, и женюсь, — торжественно пообещал боец Ивашов.

— Не обманешь?

Ответить боец не успел: перед мостом показались фигуры вооруженных людей человек пять. Луна хорошо освещала их лица и погоны. Это была разведка белых. Боец не знал, что их вёл в село тот самый поручик.

— Оксана, беги в село, предупреди наших. Пусть придут мне на помощь.
— Нет, Вася, я тебя не оставлю, а твои товарищи, услышав стрельбу, сами догадаются и придут на помощь.

— Беги, Оксана, беги.

Боец прекрасно знал, что помощь не успеет и что силы слишком не равны, но он, направляя в село Оксану, просто спасал её от неминуемой гибели. И та, послушав Васю, помчалась в село. Доложила командиру просьбу бойца Ивашова.

— Молодцы вы с Ивашовым, Оксана, — после этих слов он дал команду вывозить из села раненых на готовых плотах.

А в это время красноармеец Ивашов принял последний свой бой, не пропустив белогвардейскую разведку в село. Когда Оксана вернулась с бойцами, Вася лежал на земле, крепко сжимая в правой руке «маузер». Патронов ни в винтовке, ни в маузере не было, как не было и гранат. Признаков жизни он не подавал. Впереди него на разном расстоянии лежали трупы белогвардейцев. Боец выполнил свой долг до конца, спасая тем самым своих тяжело раненых товарищей, на уничтожение которых и была направлена разведгруппа белых. А ещё через час, уничтожив превосходящими силами красноармейский пост, с юга в село ворвались белогвардейцы. Но время было выиграно: красноармейцы покинули село. Выиграно время было ценой жизни бойца Ивашова и пятерых его товарищей. Но на то она и война.На утро «белые» покинули село.

Мать Оксаны утром стала её разыскивать. Нашла она дочь спящей около погибшего красноармейца. Сельчане хотели похоронить его в центре села вместе с теми пятью бойцами, но Оксана не дала им сделать этого. Она похоронила его на том месте, где их свидание прервалось так трагично. Через девять месяцев у неё родился сын Вася, а когда он подрос они вместе поставили обелиск на его могиле.

Время не пощадило Калиновку. Во время Великой Отечественной войны село было сожжено фашистами вместе с жителями. Оксана разделила трагическую участь своих сельчан. Сын же её, гвардии старший лейтенант Василий Ивашов, погиб в последние дни войны на улицах Берлина. Река со временем пересохла и от прежнего села в степи не осталось и места.

Школьники, выслушав рассказ своей учительницы, решили организовать в школе музей. Если до этого годы гражданской войны для них были чем-то далёким и не совсем понятным событием, то теперь они поняли, что любая война – это большое человеческое горе. И её не должно быть вообще.




Рубрика: Почитать




Поделись материалом в соцсетях и мессенджерах:



      Читать еще