Накатило…

Накатило…

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru и других сайтах.

Ирина Аллен. Накатило…

 

Сижу я как-то и читаю русский роман. Сколько времени прошло — не помню, но только громкий голос вытолкнул меня из лихо закрученного сюжета. Говорили по-английски. На какое-то мгновенье я оторопела: почему по-английски?! Заметьте — там, где я живу, говорят именно на этом языке, но в тот момент это обстоятельство как-то выпало из памяти. То ли русская литература так забирает, то ли английская речь все-таки чужая, но произошло то, что произошло. Накатило!

… Передо мной возник мрачный зал суда: стены из серого камня, высокие стрельчатые своды, узкие бойницы окон, тусклый свет пасмурного дня… Холодно, очень холодно! На длинной скамье, опустив головы, сидят изможденные женщины в грязной и рваной одежде, волосы седые, торчат паклей, нечесаные и немытые.

Кто-то, высокий и прямой, как жердь, нет плоти под длинным черным плащом с капюшоном, только дух — темный и яростный. Инквизитор! Обвиняет в ведовстве и колдовстве и требует ответа:

«Признаешься ли ты, Джанет Томпсон, что плясала с дьяволом вокруг городского креста и навела порчу на лорда Гордона?»

«Признаешь ли ты, Элис Уиншет, что наслала котов на Энгэса Маккензи, что и вызвало его удушение?»

«Признаешь ли ты, Хезер Уинсли, что разбрасывала горящие угли во дворе благородного лорда Дугла, что вызвало смерть в родах благородной леди Дугл?»

Я громко охнула, и видение исчезло. «Ххосс-пидя!!!» — с силой снизу вверх провела руками по лицу, чтобы стереть кошмар.

Где-то рядом, однако, продолжали говорить на языке инквизитора.

Страх сковал мои члены.

«Меня нашли! Мерзавка Элис выдала, что это я подбросила кота Энгэсу Маккензи! Мне свяжут большие пальцы рук и ног, бросят в реку, и если мое тело всплывет, признают ведьмой. Впрочем, признают-не признают, — после этой процедуры вряд ли что-нибудь будет иметь для меня значение…»

Я вцепилась ногтями в свои тоже нечесанные рыжие волосенки. Они стояли дыбом. Я затряслась от холода, кожа на теле, прикрытом простой рубашкой, пошла пупырышками.

В дверь уже стучали.

Я судорожно соображала:

«В окно! Я выпрыгну — невысоко! Бегать я умею! Огородами! Сестра лорда Дугла меня спрячет!»

Стучали уже ногами.

Я решилась. Подбежала к окну. Рывком открыла — и!… увидела. Кричал и стучал ногами — он! Вымокший под проливным дождем мой измученный муж. Он вернулся из командировки.

— Дорогая, я не взял ключи!.. Двадцать минут!.. Ты принимала душ?!..

— Боже, Господи Всемогущий!!! Почему ты заговорил на старо-английском?! — я перегнулась через подоконник и чуть не выпала из окна. Потом побежала открывать дверь, перепрыгивая через две ступени.

— Я не знаю старо-английского, — растерянно ответил муж по-английски. Что характерно — с сильным шотландским акцентом. Он ведь был шотландцем.

Всем своим все еще трепещущим от пережитого телом я припала к его мокрой груди. Позже мы переоделись, обсохли, выпили горячего чаю. Мой мозг вернулся в доставшееся ему для жизни место. Я — в предложенные Кем-то обстоятельства места и времени.

Ночью, лежа рядом с уснувшим мужем, я тихо смеялась, вспоминая свое временное выпадение из реальности. Посмеялась, а потом и задумалась: «А ведь все, что мне привиделось, было на самом деле, и я студенткой истфака это проходила… в прошлом веке. Плохо проходила, помню зачет сдала только со второго захода, да и понятно: любовь ведь была…первая,..нет, не первая, первая была еще в детском саду… И что?! Вдруг сегодня взяла и вспомнила?! Прямо с именами?! Батюшки, что мозг-то наш с нами вытворяет?! Страшный ужас!»

И вдруг я охнула в голос (не первый уж раз за один день, заметьте!): «А может быть, это и не мозг вовсе?!». Муж промычал что-то нечленораздельное, а я — женщина трезвомыслящая, практичная и не склонная к мистике, все же перекрестилась: «Ох, живем мы в мире непознанного! Те самые, знаменитые в истории процессы над ведьмами как раз в наших местах и происходили…Ведьм тут было видимо-невидимо».

Глаза мои слипались, и в голову полезла совсем уж антиисторическая белиберда: ..Висел железный занавес — никаких проблем, жила, где жила, а раз понаехала — привыкай!


Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое