Нам бы про душу не забыть

Нам бы про душу не забыть

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru и других сайтах.

Виктор Мельников. Нам бы про душу не забыть. 

Посвящается моей маме

Моя мама была из простых женщин. Всю жизнь проработала поваром в столовых, детсадиках, кафе, ресторанах…От неё всегда пахло пирожками и дешёвыми духами. Я родился на третий год после войны, и жили мы, в общем-то, бедно. Игрушек у меня практически не было. Небольшой плюшевый «мишка» да две мамины фронтовые медали. С ними-то я больше всего и играл. Вернее, не играл, а цеплял их на рубашку и бряцая ими выходил во двор. Мигом около меня собиралась ребятня и я начинал им «травить» фронтовые байки, услышанные от взрослых. Многое в этих рассказах привирал,но мальчишкам нравилось. Это были мои первые устные опыты в прозе.Однажды маме довелось их случайно услышать. Она меня не отдёрнула,а просто взяла за руку и сказала:

— Эй, ты, сочинитель, пошли домой.

Любить людей меня научила мама.Как бы не тяжело мне было,я всегда стараюсь относиться к ним без раздражения. Уже став взрослым я однажды прочитал небольльшую статейку у Шукшина. В провинциальной газете незадолго до смерти он писал: «Нам бы про душу не забыть. Нам бы чуточку добрее быть. Не наступает, не должно наступать такое время, когда о человеке можно сказать «здесь уже ничего не поделаешь». Сделать всегда можно. До самого последнего момента. Это как врач к больному, так и литература, и всё искусство в целом обязано и должно относиться к человеческой душе. Борьба за человека никогда не кончается.».

То же самое говорила мне и моя мама. Только другими, более простыми словами и поступками. Потом,после встречи с героями Шукшина,которые не совершали великих подвигов,а наоборот жили самой будничной, непритязательной жизнью, я почувствовал, что и мне захотелось стать лучше, честнее, добрее, потому что саму меру положительности этих героев определяет великая движущая сила души человеческой — Доброта. Эти уроки матери я помню, и до сих пор, хотя уже давно пережил её.

Моя мама, Евгения Васильевна Мельникова, родилась 5 января 1922 года в селе Казанка Мартукского района Актюбинской области /ныне посёлок городского типа в Казахстане/ в семье украинских крестьян. Отец её, Мельников Василий Ефимович, умер в апреле 1948 года, ровно за месяц до моего рождения. Мама её — Мельникова Марфа Степановна, умерла ещё до войны, 19 января 1938 года, в самое Крещение.

Образование у мамы было невеликое. Она закончила семь классов в родном селе. Дальше учиться уже не было возможности. С детских лет работала с отцом в поле — с восхода солнца и до заката. Несмотря на тяжёлый крестьянский труд,по вечерам ходила в клуб и пела песни — то весёлые и озорные,то протяжные и грустные, как сама крестьянская жизнь.Эти песни мама запомнила на всю жизнь и пела их очень хорошо до самой старости.
До войны вступила в комсомол. Неизвестно, как сложилась бы дальше её жизнь,да я об этом и не хочу гадать, но тут свои коррективы внесла Великая Отечественная война…Когда немцы подошли уже к самой Москве,она добровольцем ушла на фронт. Училась в Саратове на авиационных курсах стрелка-радиста по вооружению. Воевала в авиационном полку, в начале 2-го Украинского, а затем 2-го Прибалтийского фронта. Войну закончила в Латвии, в городе Либава / ныне город Лиепая/.Во время бомбёжки аэродрома была ранена. Награждена медалью «За боевые заслуги» и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.».

С той поры самыми радостными были для неё минуты, часы, когда наступал великий праздник — День Победы, когда приходили поздравительные открытки. Она садилась за стол и с задумчивостью перечитывала их. Перебирала пальцами эти листочки и радовалась, как ребёнок, а у меня комок подбирался к горлу. По вечерам приходили фронтовые друзья, и вот в такие часы можно было смело распрашивать у них о войне. И они рассказывали мне о ней. И я хорошо помню, что их рассказы значительно расходились с тем, что нам читали в школе, писали в учебниках…

После войны мама вернулась в родную Казанку. Здесь, в 1948 году, родился я. Радоваться бы жизни. Но стечение трагических обстоятельств: умирает её родной отец, а через два года погибает в автокатострофе мой папа, — вынуждают её оставить родной дом и перееехать из села в Актюбинск. Устроилась работать поваром в детский сад, куда пристроила и меня. Полагаю, что такую работу она выбрала из-за меня.

Уже и не помню, с каких времён и почему я всегда обращался к маме на «вы». Во дворе мальчишки даже смеялись надо мной :»Она что,тебе не родная,что ты обращаешься к ней как к чужой тётке?». Уже став взрослым, я понимал откуда это у меня было. Так обращались к родителям дети в украинских семьях. Но у меня оно откуда? В детстве я не слышал украинского языка. Видимо, генетика. Больше ничем объяснить не могу. В 1955 году мама вторично вышла замуж за ссыльного литовца. Об этом я подробно описал в своём рассказе «Где-то в Сибири…». Наверное, их сблизило то обстоятельство, что мама воевала в Прибалтике. Муж её, Балюнас Анупрас Петрович, был старше на несколько лет. Хорошо помню, что он родился в 1910 году. А вот в каком местечке -напрочь забыл. В 1956 году мы новой семьёй переехали в Сибирь, в город Ачинск Красноярского края. Мама рассказывала, что это решение она опять же сделала из-за меня. У меня часто носом шла кровь, и врачи давно рекомендовали сменить место жительства. И вот этот случай представился… Помню,именно по этой дороге Казахстан-Сибирь, я изучил букварь. И когда приехали в Ачинск, я по слогам самостоятельно прочёл название этого города. Здесь, в 1956 году, у меня родилась сестрёнка. Назвали её Стасей. Хорошо помню этот день.Я в этот день получил первую свою оценку. И не какую-нибудь, а пятёрку! Жирную такую,словно её специально откармливали для меня. Не терпелось, конечно показать маме, а она лежала в роддоме. Вбегаю в больничный двор и зову её под окном той палаты, где она лежит. Вот и лицо мамы показывается. Я вытаскиваю из ранца свою драгоценную тетрадку,тычу пальцем в красную цифру и во весь голос кричу: «Я пятёрку получил!». Мама понимающе кивает головой, а потом вдруг исчезает и снова появляется в проёме окна. Но это уже не она, а Сикстинская мадонна с младенцем на руках. С восторженным лицом она бережно поднимает над собой запеленатого новорождённого и кричит в форточку:

— У тебя сестричка родилась!

Я возвращаюсь домой,и у меня в голове смешиваются два события: первая пятёрка и рождение сестрёнки. И я не могу понять: чему больше радоваться? С отчимом мы не ладили. Он много пил и никакого участия в моём воспитании не принимал. В 1964 году он по неизвестным обстоятельствам повесился на дочериной скакалке, не дождавшись окончания ссылки. Странная история…

Мама осталась с двумя детьми одна. Родственников нет, город чужой… Чтобы как-то облегчить такую жизнь, я оставил школу и поступил учиться в строительное училище. Бесплатное питание, бесплатное обмундирование — надо сказать,что я в те годы очень гордился той форменной одеждой. И даже дрался в кровь,защишая её честь. Мой такой выбор значительно облегчил наше существование. Я так понимаю,что это был мой первый мужской поступок.

В 1964 году мама закончила двухгодичный техникум совторговли. В 1968 году она в третий раз вышла замуж. Алексей Васильевич Бережнёв был младше мамы на семь лет. Сохранились фотографии. Много фотографий. На них — мама счастливая и радостная. Они очень любили друг друга. В 1968 году мы переехали в город Кумертау, на родину Алексея Васильевича. Вместе они прожили двадцать лет. В 1986 году Алексей Васильевич Бережнёв умер от рака лёгкого.

Я в то время уже давно жил в Латвии, но каждый год в отпуск приезжал к ней. Первую свою книжку я посвятил памяти мамы. О ней же написал второй свой рассказ «Обида». Её голос до сих пор доносится до меня из той далёкой поры детства. Знакомый до боли. И эта боль вырастает в трагизм, в ощущение немой тишины на материнских устах. Я лишь теперь по-настоящему понимаю, сколько доброты было у моей мамы… Только теперь…

Помню свои приезды к ней. Почти каждый свой отпуск — туда… На второй день она брала меня под руку, и мы выходили гулять по городу. Приветствуя на улице своих знакомых,она не забывала представлять меня: А это мой сын. Из Риги ко мне приехал. И я чувствовал, с какой гордостью она произносила эти слова. После войны мама была награждена знаком «Участник Великой Отечественной войны»/1975/ и двумя юбилейными медалями: «60 лет Вооружённых сил СССР» и «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.» В 1985 году награждена орденом Отечественной войны. За долголетний и добросовестный труд в 1977 году она была награждена медалью «Ветеран труда». В этом же году она вышла на заслуженный отдых по старости с назначенной государством пенсией — 57 рублей 15 копеек. Вот так государство оценило её труд.

Только год прожила мама после смерти мужа. В том же апреле, но только 1987 года, умерла и она. Очень тяжёлой была её смерть. Вышла погулять в город и заблудилась. Нашли её в лесу в день её любимого праздника — в День Победы. Укутавшись в старый платок, она лежала у поваленной сосны — маленькая, худенькая, как подросток. Выносил я её на руках. Кожа на лице матери уже поползла, роем гудели синие мухи, но я не отворачивался. Нёс ровно, бережно, боясь споткнуться. От этой ноши не болели ни руки, ни плечи, только саднило сердце…


Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое