Тест-драйв

Тест-драйв

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.

Тест-драйв. Василий Жданов.

 

Подходит, значит, ко мне на дежурстве медсестра.

— Василий Васильевич, здравствуйте! Я – студентка пятого курса, вы у нас цикл «Реанимация» вести будете.

Не знаю, говорю, я расписание не смотрел.

— Я знаю, вы – точно. Я уже расписание посмотрела. У нас через два месяца занятия.

И смотрит на меня – просто, уверенно, честно. Вот, думаю, еще одна поклонница анестезиологии и реаниматологии. И откуда они только на мою голову валятся? А ничего – симпатичная. Правду сказать – даже красивая, фотомодель. Высокая, стройная, минимум косметики на улыбчивом лице.

— Так вот, Василь Василич, я бы хотела у Вас отпроситься. Ну, то есть, пропустить весь цикл целиком. У меня причина неуважительная: просто отдохнуть хочу, съездить куда-нибудь…

Вот так поворот. Хотя, чего там, не впервой. Я – человек гуманный. Где-то даже излишне гнилолиберальный. Студенты это знают. Из рук в руки, как говорится. Уж сколько их не проси — «О моих методах на занятиях – ни гу-гу» — а всё одно, друг другу по сарафанному радио разносят. Подозреваю, что лейтмотивом в сарафане этом кружится не «Добряк», но «Лопух». Или чего похлеще. На форумах своих не поливают, не глумятся, и на том – спасибо. Или чихвостят? Кто ж их знает. Интересно, если провести опрос, многие ли из них знают слово «чихвостить»? А что? Был тут намедни вопрос в студенческом паблике. «Есть ли у нас секция по бамбинтону? Анон». То есть, в бадминтон играть умеет, причем — весьма прилично, а как название любимого вида спорта пишется – невдомек. «Здесь не экзамен по русскому языку!». Так они говорят. И то правда. Бамбинтон… Кахей…

Однако я отвлекся. Задумался, а студентка терпеливо ждет. Не мнется с ноги на ногу, стоит спокойно и независимо.

— Так как мне отработать пропущенные занятия?

Рассказываю: напишете рефераты по теме каждого занятия. Рефераты от руки, чтобы понятно было, что писала сама. Каждый реферат надо будет защитить. Защита простая: я вопрос по теме, вы – ответ. Ну и сердечно-легочную реанимацию надо выучить. Пожалуй, это единственное жизненно необходимое знание с нашего предмета, если вы не задумали стать анестезиологом-реаниматологом. Ничего сложного – вон, в Америке любая официантка владеет навыками реанимации. Дефибриллятор – в каждом баре. Короче говоря, не отработка, а лафа. Говорю же, излишний либерализм…

— Нет, ну а как-то по-другому, без отработки мы можем договориться?

Тоже не впервой. Я-то думал, студенты уже разнесли, что денег этот преподаватель не берет, подарки ему не нужны. Даже алкоголь отвергает. Нет, ну вы подумайте, алкоголь не берет! Похоже, студенты только про шутки-прибаутки мои байки травят. Грустную для себя тему невозможности коррупции в отдельно взятой кафедре обходят стороной. Разрыв шаблона.

— Давайте иначе вопрос решим, Василь Василич! Встретимся на нейтральной территории.

Так-с. Хорошенькое дельце. Я женат, объясняю, дети у меня.

— А я за Вас замуж и не собираюсь. Мне только цикл отработать. И всё. Вам хорошо и мне неплохо.

И улыбается приветливо. Никакого смущения. Здесь мне внезапно взгрустнулось. Неприятно, когда тебя используют. Это же, как с девушками легкого поведения: вы ей деньги, она вам – тепло. А в данном случае, девушкой легкого поведения пытаются сделать меня: мне изгибы юного тела, я – автограф в зачётке. Еще сочувственность какая-то во взгляде появилась. Мол, много ли тебе пенсионеру надо? Помню-помню, сам в двадцать лет смотрел на тех, кому за тридцать, как на бывших. Всё у них было, дальше ничего не будет.

— А как мы будем отрабатывать? – спрашиваю. – Час в час? У нас, между прочим, цикл по расписанию – 36 часов.

— А вы тридцать шесть часов-то сможете? – смеется.

— Не смогу и даже пытаться не буду, — говорю. — У меня же семья, не могу я на 36 часов из дому пропасть. Поэтому, скорее всего, будет тридцать шесть раз по одному часу. Или восемнадцать раз по два часа. Идет?

Гляжу – остолбенела. Пауза. «И неудачной попыткой завершает свои выступления…».

— А давайте, — решительно выдыхает студентка.

— А если вы мне не понравитесь? Знаете, есть девушки красивые, как мечта, и спокойные, как бревно на деревообработке. Мне такие не очень-то по вкусу. Вдруг вы из таких?

— Ну тогда поставите зачет после первого раза!

— Э-э-э, нет. Так нечестно. Цикл-то – 36 часов, а мы час упражнялись! Куда еще тридцать пять часов девать? Я предлагаю тест-драйв!

— Это как?

— Мы с Вами пробно упражняемся один час, а после этого я выношу вердикт: да или нет. Продолжаем тридцать часов в прежнем формате или возвращаемся к традиционной форме отработок.

Гляжу – аж поперхнулась.

— Другими словами, есть вариант, что вы меня нахлобучите и отправите на отработки?

— Более того, милая барышня, этот вариант весьма вероятен.

— Но это же нечестно! Возмутительно!

Действительно, возмущена и разгневана, не шутит. Как будто, предыдущие её предложения были образцом честных сделок, в духе старой школы товарищества и студенчества.

— До встречи на занятиях! – говорю.

— До свидания! – сухо так, сдержанно. – Я думала, вы не такой.

Интересно, каким она меня ожидала увидеть? И самое главное – почему? Тут, думаю, тема для кандидатской, как минимум. Или — повод пересмотреть свое поведение.

… Встретились мы с ней через два месяца. Посетила все занятия. Видимо, никуда не поехала. Лишилась отдыха по моей вине. Просидела весь цикл на задней парте, дулась. Получила зачёт день в день. Обошлось без репрессий. На мои деликатные подколки: как там с горящими турами, а вот в Британии наставник один на один со студентами занимается — реагировала оскорбленными поворотами головы. Бывает, что люди путают деликатность со слабостью. Бывает. Что ж поделать…

А спустя некоторое время ко мне на дежурство пришла студентка. Пропуски отрабатывать. Обложилась рефератами и говорит:

— Зря вы так с Юлькой! Она хорошая девчонка!

— Кто это – Юлька?

— Которая уехать хотела, а вы не отпустили. Она — правда хорошая. Отличница, старается.

Да уж, думаю, в старании ей не откажешь. А еще – в изобретательности и смелости. Вот, как её защищать надо было! А то одному хирургу в операционной историю эту рассказал, а он помрачнел. Застыл букой. «Ты, говорит, меня по рукам ударил! Не смешно это! Распаляется еще: да кто она после этого?!». Кто, говорите? Герой нашего времени – старательная, смелая, изобретательная. А я тогда не нашелся, что ему ответить. Все мы задним умом сильны.

… А защитница Юлькина отвечает по рефератам бойко так, уверенно.

— Какие препараты для дефибрилляции знаете? – спрашиваю.

— Ка Эс Один.

— Что?!

— Ка Эс Один! Про него везде написано! – обиженно дует губы.

М-да, неудобно-то как. Студентка, прогульщица знает, а преподаватель – ни сном, ни духом. Да еще и написано везде. Верчу в голове это странное сочетание – Ка Эс Один. И вдруг…

Пишу на бумаге – KCl.

— Так, что ли? Это – ваш Ка Эс Один?

— Ну да.

— Так это же калия хлорид! Это же на химии и в школе, и весь первый курс в институте!

— Ну ладно, — пожимает плечами студентка.

… Она тоже хорошая девчонка. Наверное. Так что, зря я так. Только это уже другая история.


Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое