Три истории о непростой школьной дружбе

Три истории о непростой школьной дружбе

Издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru и других сайтах.

Три истории о непростой школьной дружбе. Юлия Харланова. 

 

Моё школьное детство совпало с периодом перестройки в нашей стране. Училась я в 1987-1995 годах в тульской школе №10. Меня успели принять в пионеры, и я была горда, что на груди у меня горит красная звёздочка. Но к старшим классам уже забыла, что такое школьная форма и красный галстук, а в школу ходила в потёртых джинсах и футболке.

Думаю, что нестабильность в стране в те времена отложила отпечаток на мою школьную жизнь. Она тоже была какой-то странной. Помню, что в средних классах я ходила в школьной форме тёмного цвета и ярко-красных босоножках на каблуке с вставками из лайкры. Это несоответствие стилей было предвестником перемен в будущем… К тому же в девятом классе я перешла в другую школу, носившую название лицей. Уровень образования в нём был выше, и в начале я перебивалась с тройки на тройку, хотя привыкла к более высоким отметкам. К 1 одиннадцатому  классу всё наладилось, но это стоило больших трудов. Зачем я создала себе такие трудности, сама не знаю. Видимо, поддалась общему настроению, стремлению к переменам, к смене образа жизни. Но в целом я не жалею об этом. Хотя было и трудно сменить друзей, учителей, но эти изменения были к лучшему и сделали меня сильнее. Я считаю, что тоже самое происходило и в нашей стране.

Когда я вспоминаю свою первую и главную в моей жизни школу, то у меня не возникает мыслей ни об уроках, ни о школьных праздниках или линейках. Это было, но не трогало и не отложилось в душе. А вспоминаю я своих мальчиков. Так ласково мне хочется сегодня назвать моих друзей. Хотя в школьные годы они были мне не настолько близки. Я была просто девочкой и делала вид, что мне они совсем не интересны.

Каждый из них был одновременно уникальным, не похожим на остальных, но с другой стороны их образы достаточно типичны. типажи мальчишек советских времён.

Первый образ — мальчик на велосипеде. Сейчас их практически нет в наших дворах. Это был Сергей. Он жил в моём дворе, ходил со мной в одну группу в детском саду и учился со мной в одном классе. Он был моим хорошим другом, до тех пор пока мы не повзрослели и стали друг другу не интересны. Ко всему прочему он, так же как и я, перешёл в лицей, но попал в другой класс.

Второй типаж, существующий во все времена, — самый красивый мальчик в классе. Он был неотразим, высокого роста, стройный с правильными чертами лица. Даже обычная школьная форма сидела на нём как-то особенно, более элегантно, чем на других, обычных мальчишках. Это был Олег, кумир всех девочек класса.

Третий персонаж — Андрей. Полная противоположность Олега. Пухлый, с толстыми губами и выпуклыми глазами, которыми он часто долго и пристально смотрел на меня. Андрей был «белой вороной» в нашем классе, и даже разговаривать с ним считалось ниже своего достоинства. Мне до сих пор стыдно за то, что на его симпатию я отвечала насмешливой надменностью.

Вот они мои мальчики и так много воспоминаний милых сердцу сразу всплывают в памяти. Теперь подробнее о «типажах».
Сергей любил кататься на велосипеде, объезжая наш довольно большой двор по кругу. Мне ещё в школьные годы очень нравилась песня «Ласкового мая».
«А я хочу, а я хочу опять
По крышам бегать, голубей гонять.
Дразнить Наташку, дёргать за косу,
На самокате мчаться по двору».

Это как раз о нас с Сергеем. Только вместо самоката был велосипед.
Сергей часто катал ребят с нашего двора, особенно малышей. До меня дело так и не доходило или было один раз… Уже не помню. Самое же яркое воспоминание — это его день рождения. Купив с мамой какую-то большую машину, мы пришли к нему домой. И я подумала: зачем ему ещё одна, когда их у него и так полно. Мы сидели на ковре и играли в железную дорогу. В те времена я ещё не рассматривала мальчиков как объект любви, и это всё упрощало. Мы играли по-детски, хотя были уже школьниками.

Потом мы стали отдаляться друг от друга. Он стал казаться мне грубым, некрасивым, с неправильной речью. Я стала взрослеть и, к сожалению, забывала о своём старом друге. Да и он не стремился уже к общению. Мы жили в разных мирах и учились в разных классах. Это отдаляло больше и больше. У каждого появились свои друзья, и на этом дружба закончилась. По последним данным он женился, и я искренне желаю ему успехов и семейного счастья. Надеюсь, он обо мне помнит…

Олег мне понравился, как только я его увидела. Он пришёл в наш класс в середине учебного года. Его родители переехали в наш город из Москвы, и это было заметно даже по тому, что его школьная форма отличалась от той, что у наших мальчиков, которым покупали ее в единственном в городе Детском мире.

Олег был очень приметный: высокого роста с гордо поднятой головой. Мы с подругами начали с ним активно общаться, и через какое-то время он стал приносить нам разные гостинцы: конфетки в ярких обёртках, жевачки, разноцветные леденцы. Это также отличало Олега от наших одноклассников. От его вещей шёл запах московских универмагов и заграничных магазинов, и это ещё больше притягивало и вызывало интерес.
Олег сидел на последней парте, и я иногда поворачивала голову назад и встречалась с ним взглядом. Но он проявлял большой интерес к моей подруге, бойкой и весёлой девчонке. В связи с ним мне запомнилось два случая, — необычных и странных.

Однажды мне в дверь позвонила подруга и попросилась в гости. Повод был до жути странным: её преследует какой-то мужчина опасного вида, и она боится идти домой. Всё было сказано настолько искренне, что я поверила. Посидев немного, она сказала, что у неё свидание на школьном дворе с Олегом, но она боится выходить из квартиры, поэтому как лучшая подруга, я должна пойти вместе с ней. Скрепя сердце, я согласилась. До школы было недалеко, — нужно было лишь перейти дорогу. Как сейчас помню, Олег стоял во дворе в ярко красной шапке. Они с подругой какое-то время поговорили, и она пошла домой. А я осталась с Олегом, и у нас тоже получилась что-то вроде свидания. Потом уже мне пришла в голову мысль, что всё это было подстроено.

Второй случай был ещё более необычным. Подруга сказала, что встречается с Олегом и его другом в нашем дворе после уроков и что они зовут и меня. Я отказалась, потому что вечером почти каждый день ходила на художественную гимнастику, которой занималась профессионально. Вот после уроков я, обойдя свой дом, зашла с другой стороны, что бы троица меня не заметила. Но только я оказалась в поле зрения, Олег заметил меня и побежал навстречу. Я почувствовала себя неловко: я же отказалась встречаться. И тоже побежала, только к своему подъезду. Поняв, что не дождусь лифта, я стала быстро подниматься по лестнице, а квартира моя находилась на самом последнем девятом этаже. Услышав, что скрипнула входная дверь подъезда, я поняла, что Олег не прекратил погоню. Где-то на пятом этаже он сдался, так и не догнав. До меня долетели лишь его слова разочарования и досады. Потом я всё думала, что бы случилось, если бы Олег всё-таки настиг меня? И мне уже хотелось, что бы это и произошло… Вот такая странная детская любовь детей перестройки…

Олег ушёл из нашей школы так же неожиданно, как и пришёл, его родители опять куда-то уезжали. Как раз перед его отъездом я сильно заболела гриппом и лежала с высокой температурой. Олег с другом пришли проведать меня и принесли большие апельсины. Я лежала в постели, и мама взяла их у мальчиков, не пропуская ко мне. Я так и не узнала, был ли их приход личной инициативой или поручением классного руководителя. С тех пор Олега я не видела и ничего не знаю о его судьбе. Вот такая была моя первая школьная любовь. Короткая и непонятная…

Андрей временами вызывал у меня приступы жалости, но я старалась о нём не думать. Сейчас, став взрослой женщиной, я понимаю, — как не банально это звучит, — что внешность не главное в человеке. Но в детстве этого не понимают, и могут часто обижают и причиняют боль детям, непохожим на них.

Один случай особенно запомнился. Андрея сильно обидели мальчики из класса, самые задиристые и непослушные. Они отобрали у него вещи и портфель, говорили грубые и обидные слова. И всё это происходило прямо на первом этаже школы перед началом очередного урока. Мы с девочками стояли кучкой всего в нескольких метрах, но не сразу поняли, что происходит и не вмешались. Потом увидели, что мальчики убежали, Андрей остался сидеть на полу, утирая кровь, струйкой стекавшую по лицу. По щекам от обиды и боли текли слёзы. Я не могла поверить, что такое могло произойти. Такая жестокость наших одноклассников, которых я знала ещё с детского сада, никак не укладывалась в моей голове.
На следующий день в школу пришёл отец Андрея, как говорили, жаловаться. Увидев его, я поняла, что внешность не даётся человеку просто так, это наследственное. И относится плохо к человеку из-за того, в чём он не виноват, по меньшей мере не справедливо.

Сегодня у Андрея всё в порядке. Я думаю так, когда смотрю его фотографии в Одноклассниках. Он входит в группу моих друзей: чтобы как-то искупить свою вину и безучастное отношение в детстве, я первая нашла его в Интернете и предложила виртуальную дружбу. Но меня всё же не покидает мысль: а вдруг травма, нанесённая ему одноклассниками, отложила отпечаток на его взрослую жизнь?

Разные интересы, сферы деятельности и даже разные города отдаляют нас друг от друга. Но, не смотря на это, мы помним нашу школьную дружбу и дорожим ею. Только она всегда была и будет самой искренней, неподдельной и бескорыстной.


Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое