Нет горячей воды

Нет горячей воды

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.

Нет горячей воды. Наталья Коршакова-Марон

 

Иногда бывает, что отключают горячую воду. И становится так неуютно на душе. И сердце охватывает тоска, и холод. И начинает казаться, что ты всеми забыт и заброшен…Не расстраивайтесь, это временное явление.

Нет горячей воды… И я вся леденею.

И мозг зависает, как компьютер, который требует перезагрузки. В нем что-то хрустит и надрывно щелкает, катается ртутными шариками в черепной коробке, мигает сигнальными лампочками. Словно я стою на ночном перекрестке, и мне холодно, и фары машин слепят глаза. Кто-то толкает меня плечом, кто-то колючий и темный. И кто-то спрашивает, куда мне ехать, мигает зеленым глазом такси. И мне холодно, и падает снег…

Нет горячей воды. И в стакане с чаем дрожит и зябнет осиная талия серебряной ложечки. Чай покрывается инеем, золотится хрустальной корочкой льда. Изо льда вылезает синий пингвин, удивленно смотрит… и вперевалочку шлепает по комнате, оставляя на ковре мокрые антарктические следы…Я пью ледяной чай. (Как же так, только что он был очень горячим!) И слюдяная водка вытекает из моей гортани на красные ковры. Я подставляю стакан. Падает снег…

Нет горячей воды. И холодные селедки водопроводных труб по ночам танцуют лютое танго, мерцают ледяными чешуйками хвостов. Не ходите в ванную комнату ночью, вы получите по морде железной трубой! Холодной скользкой трубой по сонной морде. И отправитесь туда, откуда пришли. Потому что ночью надо спать, а не слоняться привидением по квартире, не ползать ночным лунатиком. То туалет ему подавай, то ванные комнаты… Теперь будете знать.

Нет горячей воды. И я убила муравья. Он спрыгнул с букета цветов на подоконник, чтобы поведать мне о том, как прекрасен мир. Муравья пьянили пионы, запах пионов вскружил ему голову. И он ринулся вниз на маленьком самолетике, в крутое пике, и забыл надеть парашют. А тут – я. И я убила его и плакала. Оттого, что он не успел мне признаться в любви. Оттого, что мне холодно. Оттого, что нет горячей воды…О, как легкомысленны бывают муравьи, забывая надеть парашюты! Как трудно бывает нам распознать в суете дней родную душу.

Нет горячей воды. И я задружилась с плавленым сырком «Дружба». С добродушным химическим сырком в серебристом фраке. Сырок мне сказал – ну, вот и ладно. Я счастлив быть съеденным вами. Или съетым, — добавил сырок. – Лучше уж пусть меня съест никому не известный скромный писатель, чем какой-нибудь алкоголик, у которого воняет изо рта тухлым яйцом… И болотными жабами, — добавил сырок. И мы с сырком пожали друг другу руки.

Нет горячей воды…B я совсем растерялась. Я опять потеряла очки и шарю руками по стенам, как по деревьям в лесу. Мышеловкой захлопывается дверь ванной, я замираю в сплетении мертвых труб водопровода. По стенам ползут слепые улитки, завершая спираль мироздания. И ржавая ванна, как старая шлюха, взирает бесстыдно и томно, призывая обмыться и сбросить усталость. А если повезет, то и захлебнуться в этом ржавом старом корыте, в этом черном квадрате Малевича. Мне холодно – и слова застывают у меня во рту перламутровой сосновой смолой. Мне холодно – и я скольжу черепахой по кафельным плиткам пола. Формалиновый запах дурманит и дрелит мне мозг. И мне никто больше не пишет писем…

Нет горячей воды. И кто-то истово сморкается под окном. Кто-то замерз и простыл под холодным душем, и сморкается, и не уходит. Наверно, хочет дождаться, чтобы ему дали бутылкой по голове. Хочет, чтобы кто-нибудь сбросил с балкона ему на голову пустую бутылку, или цветочный горшок. Или кирпич. Потому что, сколько можно сморкаться и плевать себе под ноги, надо же и совесть иметь. Люди на всяких там этажах имеют хороший слух и чувство прекрасного. Поплевал тут и хватит, поплюй где-нибудь еще. Что ж нам теперь – за всех отдуваться? И вообще, разве за то мы боролись и шли с красными флагами на баррикады, чтобы теперь кто-то сморкался у нас под балконами?

Нет горячей воды. И за окном плачет младенец. Плачет и квакает в коляске желтый младенец, взывая о помощи к небесам. Хоть бы он поскорей заткнулся, засуньте кто-нибудь кляп в его оранжевый ротик. Он голосит, как резаный поросенок, будто предвидит наперед свое заклание. Ядовитый желтый младенец. И не обернется коляска, и не споткнется мамаша о камень. И нет горячей воды…

И вот заорал новый младенец! – другое дите! Что же это такое, когда же они кончатся? Или это тот самый? Нет, не тот – тот был желтый, а этот какой-то зеленый. Может быть, это младенцы зомби, и у нас апокалипсис? А я сижу здесь и ничего не знаю??? Ка-а-к, там еще и третий? Да они что, все сговорились?..
Третий в пухлой ручке сжимал скипетр…Да, это апокалипсис! Я отошла от окна, и вставила в уши ватные тампоны…Поднимаю глаза – на балкон падает дохлая чайка. Ну почему апокалипсис не может обойтись без меня??? Нет горячей воды. Я выхожу на балкон, и крошу птицам свои белые пальцы. Все, что у меня осталось…Есть еще сердце. Но сердце – это для любви.

Нет горячей воды. И я упала со стула. Выпала, как слабое звено, как ржавый шуруп из старого кресла. Мое тело выскользнуло из кожаного кресла, как из мыльницы. Как из детской люльки, из которой были видны звезды. А мамы нет. Некому спеть «баю-бай» и «люли-люли», некому сделать мне потягушечки. Вот и лежу, и мерзну. Ну и ладно. Лежу, непричесанная, волосы спутались. Кто бы гребень мне дал, чтобы причесать волосы? Не с кем даже поговорить, не с кем слово молвить.

А кто со мной будет говорить, если я – без сознания? Лежу на дне реки третью неделю. Холодная и безмолвная, как сомнамбула, как фруктовый лед. И уже некрасивая. И мне никто больше не звонит и не пишет писем. Только рыбы со мной знаются, только они помнят меня, помнят, какой я была хорошей. Блестящие упругие пиявки сделали из меня себе домик. Уютный домик – фруктовое мороженое с множеством комнат. Просто дворец!.. Но здесь тоже, уже третью неделю – нет горячей воды. И идет снег…


Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое