Проценты с непрожитых лет

Проценты с непрожитых лет

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.

Проценты с непрожитых лет. Алексей Тихонов

 

День как-то не заладился с самого утра. Выйдя из подъезда, Макс с явным неудовольствием убедился, что его машину опять «зажали» в гостевом кармане. Изморось, мешавшаяся со снегом, оставляла на очках мелкие капельки воды, норовила проникнуть за воротник пальто. Время уже поджимало… Автомобиль «обидчика», к счастью оказался не анонимным — под лобовым стеклом лежала бумажка с номером телефона и именем владельца. «Здравствуйте! Уберите, пожалуйста, машину. Мне выехать надо!» — набрав номер, попросил Макс. «Ага, щас выйду…» — пробормотал сонный голос, послышались гудки.
«Щас» растянулось на пятнадцать минут. «Ладно, — думал Макс, — начальство не опаздывает, начальство задерживается…» Впрочем, для такого некрупного начальства, перспектива получить нагоняй за опоздание была вполне реальной. А потом — минус 10% из квартальной премии… «Как же всё достало! — думал Макс, переминаясь с ноги на ногу. Докурив, он щелчком запустил окурок в стоящую в трёх метрах урну. Не попал. — Мать эта ещё! Достали все! А этот кретин, когда выйдет, точно в глаз получит!»

Вместо «кретина» выползло сонное существо женского пола в сапогах на шпильке сантиметров пятнадцать. В глаз давать было некому… Впрочем, за долгое ожидание Макс был вознаграждён феерическим шоу «существа на шпильках», пытавшегося припарковать свой джип на свободное место. Макс даже задержался ещё на пару минут — всё равно опоздание уже стало свершившимся фактом.

По дороге, Макс ещё раз прокручивал в голове вчерашний разговор с матерью. Началось всё, как обычно, с невымытой тарелки, которую Макс, коротко буркнув «Спасибо!», поставил в раковину. Потом прошлись по «развесёлой» максовой жизни, по клубам и ресторанам… «Я там работаю, с людьми встречаюсь! Мне эти мероприятия работа оплачивает, и не пойти я не могу!» — доказывал Макс. «Да! Ты что, интердевочка — в ресторанах работать? С людьми он встречается! А почему ты с этих «деловых» встреч «на рогах» приезжаешь? А иногда — вообще, привозят! Начальника отдела продаж привозят как бревно! Стыдно должно быть!» Потом — про то, что у Макса не оказалось денег, когда родители ставили баню на дачном участке. «А за месяц до этого — на Кубу! Черт-те куда! Ну и как там Фидель Кастро? Знаю я, для чего туда ездят — за проститутками дешёвыми!» Окончилось как всегда: «Все твои друзья женаты, у всех дети давно — один ты, как пень бесплодный!». Тут уж Макс взорвался: «Да, куда я жену приведу?! Ты же с ней под одной крышей дня не проживёшь! Меня достала, её тоже доведёшь! С тобой же жить невозможно!» «А ты приводи нормальную! Домашнюю, хозяйственную, а не как твоя дурища Светка! С пэтэушным образованием! Что в ней хорошего-то?!» После наезда на Светку, Макс демонстративно отвернулся и включил телевизор на полную громкость. Мать ещё что-то покричала минут пять и ушла, хлопнув дверью, в свою комнату.

«Ну, вообще-то, — думал Макс, — у Светки много хорошего! Но, к сожалению, вряд ли её достоинства могли бы стать даже слабым аргументом в споре с матерью.

Нет, вообще-то, жениться на Светке — конечно же, глупость. А вот проводить время — прикольно! Нет, валить надо из дома! Куда угодно, хоть к чёрту лысому!»
Приехав на работу, получил нагоняй от директора. Потом пришло сообщение от кадровика с требованием написать объяснительную по поводу опоздания. Устроив разгон в своём отделе за непредоставленные недельные отчёты, Макс отправился в курилку. «К чёрту кадровика — пусть сам себе пишет! Пусть только попробуют срезать премию, мне подняться — только подпоясаться! И пусть план продаж у них Пушкин выполняет!»
В курилке уже вкушал «палочку здоровья» инженер техподдержки Илюха.

— Макс, ты чего такой мрачный? — Илюха с видимым удовольствием затянулся, отчего огонёк пробежал за пару секунд целый сантиметр. — Опять твои девахи план не выполняют?

— Да нет… Тут как раз всё нормально. Работаем потихоньку… Дома проблемы…

— Дома? Все здоровы, надеюсь? — Илюха интересовался, скорее из вежливости.

— Слушай, у тебя никто из знакомых квартиру не сдаёт? — сменил тему Макс.

— Ну, я поспрашиваю.. — прищурился Илья. — Только вот, цены то сейчас в Москве, закачаешься… Никакой зарплаты не хватит. Даже твоей!

— Да, собственно, она у меня не такая уж и высокая… — Макс никогда не был сторонником публичных разговоров о доходах.

— Ну уж, побольше моей!

— Наверное… Я, кстати, давно хотел у тебя спросить — ты ведь женат, ребёнок маленький есть… Как ты квартиру осилил?
— Как-как! По ипотеке разумеется…

— Но, ведь в ипотеку тоже влезть надо! — у Макса было явное ощущуение, что Илюха чего-то недоговаривает. Инженер техподдержки в их конторе получал от силы тысячу баксов. На тысячу баксов с женой, ребёнком и ипотекой…

— Как говорится, было бы желание! — Илюха выбросил окурок в урну.

— Чтобы однушку взять мне нужно тысяч тридцать, — продолжал Макс, — первый взнос, страховки всякие… А копить у меня не получается. Вот если бы сразу где-то эти деньги получить!

— Теоретически, помочь твоему горю можно… На вот, перепиши адресок. — Илья протянул Максу засаленную визитку.

— Змеев Николай Васильевич, «Центр ресурсного донорства». — прочитал вслух Макс. — А телефон где? Часы работы? И вообще, что за донорство такое? Почку что-ли отрежут или ещё чего-то?

— Ты съезди, поговори… — делая вид, что торопится на рабочее место, бросил Илюха. — а по телефону они разговаривать с тобой не будут — вопрос деликатный.

олько лично. Кстати, ты же «коммерс»… Для тебя условия могут быть вообще, шоколадные!
— Не понял!

— Сам, батенька, всё сам… — Илюха явно не был настроен на долгий разговор — Я, кстати, за квартиру почти расплатился уже!

Макс привык, что ровно в шесть вечера его «гарем» бодро устремляется к шкафу с одеждой, и, потолкавшись возле зеркала, разбегается по домам. Оставшись в кабинете один, он встал, прошёлся по комнате, подошёл к окну. «Интересно, что за ресурсное донорство такое? Что там за «шоколадные» условия для коммерсов? Говорит загадками, придурок! Надо бы съездить, посмотреть, что да как?»

«Центр ресурсного донорства» располагался на Ленинском проспекте. Макс сперва обрадовался, что ехать совсем недалеко. Однако, изрядно помотавшись по дворам в поисках «строения 11Б» проклял всё на свете. Наконец, заветное строение нашлось. Вывески, правда, не было, но табличка с адресом присутствовала. Дверь была всего одна. Макс поднялся на маленькое крыльцо двухэтажного дома и позвонил в звонок. Дождавшись звонкого писка, дёрнул дверь. Вестибюль был оформлен вполне солидно, все обязательные элементы респектабельного офиса были в наличии — и мраморный пол с затейливым рисунком, и удобный кожаный диван, и холёная секретарша за стойкой.

— Здравствуйте! — обратился к секретарю Макс, — Мне нужен Николай Васильевич.

— Вы записаны? Как Вас представить? — Секретарша приветливо улыбнулась.

— Меня зовут Максим Артёмов. Я не записан, т.к. на той визитке, что мне передали, телефона просто нет.

— А по какому Вы вопросу?

— Да, собственно… — Макс смутился. «Действительно, по какому? Бред какой-то… Что я вообще здесь делаю?»
— Я поняла, — снова улыбнулась секретарша, — вы пришли на первичную консультацию. Сейчас я посмотрю, сможет ли Николай Васильевич Вас принять. Присядьте, пока, располагайтесь! Может быть, кофе, чаю?

От чая Макс отказался. А, буквально через пять минут его пригласили войти в кабинет.

— Здравствуйте! Меня зовут Николай Васильевич Змеев — представился, поднявшись из-за стола, хозяин кабинета. Он был высок, худощав, с зачёсанными назад редеющими волосами. На вид — лет сорока с небольшим.

— Здравствуйте! Меня… — начал было Макс.

— Знаю, знаю… — перебил его Змеев. — Артёмов Максим Витальевич, 81-го года рождения, русский, беспартийный. С позапрошлого месяца — начальник отдела продаж в небольшой, но преуспевающей фирме. Адрес проживания…

— Вам Илья уже отзвонился? — в свою очередь перебил его Макс. От монолога Змеева он здорово завёлся, и сейчас просто рвался в бой. К тому же, всё накопившееся за день раздражение, похоже, нашло достойный объект для применения. — Это что, ловушка какая-то? Съёмки скрытой камерой для идиотского шоу на телевидении или просто дурацкий розыгрыш?

— Да, не волнуйтесь Вы так. — Змеева очень удивило агрессивное поведение Макса. — Вы про нас, что, действительно ничего не знаете? Ведь именно наличие полной информации о Вас является обязательным технологическим условием нашей работы. Для удобства клиентов, или как мы их называем, доноров, мы не утруждаем их этой морокой. За те пять минут, что Вы отдыхали в приёмной, мы успели составить небольшую подборку о Вас. Что ни говори, а без вмешательства в Вашу личную жизнь всё равно не обойтись… Кстати, от кого Вы пришли? Наверное, у Вас был контакт на работе? Очевидно — с Ильёй Кондратьевым? Он, помнится, сдал нам немножко материала. На редкость разумный молодой человек — по крайней мере, к материалу относится очень бережно.

— К какому материалу? О чём, вообще, речь?

— Как это, к какому? — Змеев делано изумился. — К тому, который Вы пришли сдавать! Вам Илья совсем ничего не рассказывал? Тогда, всё по порядку. Центр ресурсного донорства занимается решением проблем, возникающих у наших клиентов. Одному не хватает денег на реализацию каких то проектов, например — покупки жилья или автомобиля. Другому — не хочется в армию или в тюрьму. Третьему — позарез нужно поставить на ноги больного ребёнка. Мы можем решить почти любую проблему! Правда, всё это не бесплатно, у каждого действия есть определённая цена. Ознакомьтесь, пожалуйста с нашим прайс-листом.
У Макса в руках оказался добротно оформленный документ, отпечатанный на гербовой бумаге. Шапка таблицы была стандартная для любого прайс-листа: N, наименование услуги, цена, цена с учётом скидки. Макс пробежал глазами несколько верхних строк:

1. Пожизненное здоровье для одного родственника — 2 года;

2. Пожизненное здоровье для одного больного родственника (с исцелением) — 3 года;

3. Денежная сумма — по средней сдельной за предыдущий год жизни;

4. Прекращение уголовного дела — максимальный срок, предусмотренный по данной статье;

5. Поступление в престижный университет — 2-4 года (в зависимости от рейтинга ВУЗа);

— Что это такое? — Макс непонимающе взглянул на Змеева.

— Это наш прайс-лист. А вот ещё один очень важный документ — «Положение о скидках».

Макс по инерции взял и «Положение…».

— Я не очень понял, почему здесь цена измеряется в годах?

— Да, потому, что годы — это и есть материал. Это тот ресурс, которым Вы обладаете! И который можете сдать нам, получив требуемую Вам услугу! А услуги, как Вы обратили внимание — весьма актуальные! У Вас, как я понимаю, ситуация банальная — Вы пришли за деньгами. Однако, кроме денег можно получить массу интересных благ!

— А, как это произойдёт? Как я отдам Вам этот год?

— Вас интересует процедура? Или технология? По процедуре — всё просто. Сегодня мы не станем с Вами ничего подписывать — после первого ознакомления с Прайс-листом и Положением о скидках Вы должны размышлять не менее суток. А, например, завтра, мы можем подписать с Вами рамочный договор на оказание услуг и первое дополнительное соглашение на предоставление какой-то услуги. Вот, Вам, например, какая сумма требуется? Или Вам нужны не деньги?

— Ну, вообще-то именно деньги. Тысяч сорок долларов…

— Сорок… Нет, сорок не получается… С ноября прошлого года по октябрь нынешнего Ваш доход составил тридцать шесть тысяч долларов по средневзвешенному курсу ЦБ РФ. Я бы Вам вот что посоветовал — дождитесь квартальной премии, и приходите! Тогда получится побольше, может быть даже сорок три…

— Ладно, я подумаю… — в голове у Макса наступил полный кавардак. Честно говоря, он совершенно не понимал, что происходит.

— Я вижу, — продолжал Змеев, — что Вы немножко запутались. Давайте я разъясню поподробней. Для каждого человека в Книге бытия отмерян свой срок нахождения на Земле. У кого-то больше, у кого-то меньше… Но — срок уже отмерян! Даже тем, кто ещё не родился. И вот кусочек этого срока, мы готовы рассмотреть в качестве взноса за наши услуги. Говоря простым языком, Вы просто умрёте на год или два раньше, чем если бы не пришли к нам. Но, зато — Вы немедленно получаете то, что Вам нужно именно сейчас! Как и в любом донорстве, здесь есть положительные моменты. Например, если Вам отмеряно восемьдесят пять лет, и последние десять из них Вы будете прикованы к постели — гораздо лучше сдать пять из них нам! Тогда, Вы проживёте восемьдесят лет (по моему — вполне достаточно!), и, с учётом Положения о скидках, получите четыреста тридцать тысяч долларов наличными. Прямо в руки! Завтра! Ну, не завтра, конечно, а в ноябре, после начисления Вам квартальной премии! Если завтра — то триста шестьдесят тысяч.

— А если мне отпущено тридцать лет?

— Тогда, к сожалению, получив эту сумму, Вы послезавтра умрёте… Но, во первых, по статистике, средняя продолжительность жизни мужчин в Москве — пятьдесят девять лет, а во вторых — не обязательно же сдавать сразу пять… Можно, для начала, сдать один год. Но, на этот счёт, надо подумать хорошенько! Дело в том, что, сдав нам два своих года, Вы получите денег за два с половиной. Сдав пять — получите сумму за десять лет, я как раз этот пример Вам и приводил только что. А сдав нам десять лет, Вы получите сумму за пятьдесят лет. То есть — два с лишним миллиона долларов! На эти деньги вполне можно открыть своё дело, даже в Москве! Например — такую же фирму как Ваша. А что — это мысль! Вы же начальник отдела продаж — вся клиентская база у Вас в кармане! Уведёте с собой толковых продавцов, выдернете хороших технарей и логистов… Бухгалтерия, водители, и т.д. — возьмёте с сайта о работе. И, пожалуйста — у Вас процветающая, благополучная фирма! А у Вашего шефа — банкротство! Но, один важный нюанс — такие расценки действуют только при единовременной сдаче материала. Если Вы десять раз сдадите по году, то потеряете те же десять лет жизни, а приобретёте только четыреста тысяч. Подумайте!

— А, вообще, с точки зрения морали, что-ли… Больно это всё напоминает сделку с дьяволом. Если, конечно, всё это не бред!

— В том, что это не бред, Вы можете убедиться уже завтра. Все сомнения, обычно, развеиваются после получения в руки денег…А насчёт сделки с дьяволом, — Змеев поморщился, — Вы отчасти правы… Даже, в принципе, не отчасти… Просто, эта сделка не предполагает однозначного перехода Вашей души в его собственность. Конечно, это небольшой грешок, но не более того! Вы ведь за наши услуги не душой расплачиваетесь, а своими собственными годами. Как говориться, заплатил, услугу получил, и — свободен! Никто никому ничего не должен! А, Вас, кстати, точно деньги интересуют? Может быть, выбрать поступление в Гарвард? Или должность министра обороны? А всенародно любимым артистом Вы стать не хотите? Или президентом? Дороговато, правда, эта услуга вообще ни разу не продавалась. Вообще, маркетологи у нас очень плохо работают — в продукт-каталоге полно услуг, которые совершенно не востребованы. А нужных, актуальных — не хватает.

— Контора у Вас интересная… — задумчиво произнёс Макс. — Как будто софтом или путёвками торгуете. А Вы — менеджер по продажам?

— Я — ведущий менеджер! — обиделся Змеев. — А вырос из простых рекрутеров! Да, были времена… Давно уже… Ну да ладно, на сегодня на этом всё! Завтра Вас ждём!

Макс вышел на крыльцо, не застёгиваясь. На улице всё также шёл мокрый снег с дождём. Закурил. «Бред какой-то! Какие годы, какое донорство! Илюхе завтра дам в тыкву. Тут, наверное, все сумасшедшие… Хотя… Да нет, сумасшествие какое-то…» Выбросив окурок, он тут же зажёг вторую сигарету, неторопясь пошёл к машине. «Цена этих денег немалая… Если приходить сюда за деньгами — то один раз! Один раз сколько? За год? За десять лет? А если их всего десять осталось? Или меньше? Тогда, может быть, вообще не брать?» Макс остановился, неспеша открыл дверь машины и плюхнулся на водительское сиденье. «А может, правда, артистом? Или президентом?» Макс усмехнулся, представив себя в костюме с блёстками и в трико, воображение нарисовало что-то среднее, между Киркоровым и Зверевым. «Золотые рыбки, блин! А ведь искушение просто чумовое! С одной стороны — возможности такие, что просто закачаешься! С другой — кто может знать, сколько осталось? Если этот год последний, или например, предпоследний — то тратить его на какую-то фигню глупо».
Домой Макс ехал больше часа, переваривая услышанное, и обдумывая цену, которую готов заплатить. Гарвард, карьеру артиста и здоровье родственников оставил за скобками сразу: «Так, будем рассуждать здраво. Я пришёл за деньгами. В принципе, ничего больше пока и не нужно. Родственники и так здоровы, да и хрен им вообще, за такую цену. Прыгать по сцене тоже, как-то, не моё… Гарвард… Да не, ну его. По сути, надо остановиться на двух вариантах: либо трачу год и просто влезаю в ипотеку, либо два — и квартира почти моя, останется совсем чуть-чуть, ненапряжные выплаты на десять ближайших лет. Как у Илюхи, наверное… Ладно, где один год — там и два. Не думаю, что разница существенная будет. Квартиру возьму в сданной новостройке… Или ладно, посмотрим… Завтра в любом случае не поеду».

Вечер прошёл как обычно. Сначала — к Светке. Потом с ней в суши-бар. Потом, подбросив её до дома, поехал к себе. Про «Центр ресурсного донорства» Макс больше не думал.

На следующий день, когда он проводил утреннюю «летучку», раздался неожиданный телефонный звонок. Номер был незнакомый. Макс поднял трубку:

— Здравствуйте!

— Здравствуйте! Вы знаете, Вашему отцу очень плохо с сердцем! Он вышел с совещания, присел в коридоре и потерял сознание. Я его сотрудница, Виктория Павловна. Его сейчас уже «скорая» увозит, в тридцать восьмую больницу. Он очень просил с Вами связаться, передать Вам.
Бросив рабочие дела, Макс рванул в указанную больницу. В приёмном покое сказали, что отец уже на операционном столе, велели ждать. Макс вышел на крыльцо и, по привычке, достал пачку сигарет. Спустя полчаса, последняя сигарета превратилась в окурок и скрылась в урне.

-Вы Артёмов? — спросил незнакомый мужской голос.

-Да, а что?- Макс только сейчас заметил стоявшего рядом доктора в накинутой на плечи «Аляске».
— Ваш отец совсем плох, — голос доктора был будничным, — всё, что здесь можно было сделать, сделали. Но, по хорошему, нужна операция в специализированном центре. И чем быстрее, тем лучше!

— А как его можно туда направить?

— Я, конечно, дам Вам необходимые контакты… — доктор покопался в кармане и вытащил блокнот. — Но, там очередь на два года вперёд, а Вам надо быстро! В противном случае, возможен рецидив болезни и, тогда уже — летальный исход.

Записав телефон, Макс спросил:

— К нему сейчас можно?

— Нет, он же в реанимации. Да и смысл? Он всё равно без сознания.
Позвонив по указанному номеру, Макс узнал, что очередь на нужную операцию действительно велика. Всё расписано на два года вперёд. Правда, есть возможность стать спонсором этого лечебного учреждения, и получить право на внеплановую операцию. Сумма, с учётом реабилитационного периода, составила полторы годовые Максовы зарплаты. При этом совершенно убила финальная фраза на том конце провода: «Правда, я надеюсь, Вы понимаете, что операция сложная и, соответственно, никаких гарантий мы дать не можем».

Уже через час он подъезжал к Центру ресурсного донорства. Решение созрело как-то сразу. Конечно, можно было бы занять денег, или, в конце концов, взять кредит. Но — с кредитом морока долгая, недели на две, а время поджимало. Перебрав в уме знакомых, Макс понял, что в долг ему такую сумму тоже не дадут, даже по частям. Да и был у Макса пунктик насчёт долгов — боялся их как огня. Накоплений тоже нет — сбережения были вложены родителями в дачу, которая, с момента своего появления, превратилась в пылесос для денег. Оставался самый надёжный вариант — сдать три года. Тут, вроде как, с гарантией… И без всяких долгов!

— Раненько Вы к нам сегодня пожаловали… — вышел навстречу к нему Змеев. — Сутки ведь ещё не прошли. Ну, да ладно — не будем формалистами из-за каких-то трёх часов. Я знаю, какую услугу Вы пришли заказать. Но — должен предупредить, что услуга «Пожизненное здоровье для родственника» не предполагает увеличения срока его жизни. Как я уже вчера сказал Вам, каждому срок уже отмерян и записан! И отец Ваш проживёт ровно столько, сколько ему отмеряно. Просто всё это время он будет абсолютно здоров. Если же ему суждено умереть завтра, то Ваш материал будет потрачен зря! Вот такая услуга!

— Нормальный ход!

— Если Вам интересно моё мнение, — продолжал Змеев, — в Вашей ситуации, наиболее эффективное решение — это сдать три года за деньги. Получите, с учётом скидок, сумму за четыре года — хватит и на лечение отца и на первый взнос за квартиру. Если ему отмеряно больше — он всё равно выживет на операции. Если нет — то какой смысл в хорошем здоровье на две недели?

Немножко подумав, Макс кивнул:

— Давайте договор. Он у Вас кровью подписывается?

— Какой ещё кровью?! — рассмеялся Змеев. — У нас уважаемая, солидная фирма! Вот документы. Подписывается в одном экземпляре, обыкновенной шариковой ручкой и остаётся у нас. Обратите внимание, на пункт о конфиденциальности договора. При разглашении информации — штраф в размере десяти лет, которые спишутся у Вас автоматически. Но — есть маленькое исключение. Обратите внимание на сноску.

— А что это за сноска такая?

— А-а, это важная сноска, — улыбнулся Змеев. Он вообще был сегодня в отличном настроении, — Эта сноска предполагает, что Вы можете привлекать новых доноров, как Вас привлёк Илья. И получать 10% от сданных ими лет. Илья, надеюсь, получит сегодня дополнительные три месяца и восемнадцать дней.
— Так Вы же сами сказали, что срок жизни каждого человека уже определён.

— Сказал! Но, нет правил без исключений… Вступив в нашу дружную семью, Вы приобретаете массу возможностей, не доступных простым смертным. Ведь, не обязательно быть только донором — можно стать и рекрутером. Привлекать новых доноров, получать проценты… Теоретически, можно вообще жить вечно! И при этом — иметь все блага! Главное — работать как следует. Есть, правда, ограничения — они в конце договора, 14-й пункт. Доноры должны приходить исключительно добровольно и добровольно принимать решения. Также, нам не нужен материал от бродяг, детей и беременных женщин. Ну, почитайте, там все непригодные категории указаны. Кстати, если планируете быть рекрутером, советую включить бесплатную услугу SMS-оповещения о начисленных Вам процентах со сданного Вашими донорами материала.

После подписания договора, Змеев подошёл к двустворчатому шкафу и распахнул двери. Внутри оказался аппарат, весело перемигивающийся разноцветными светодиодами. На верхней панели были изображены две человеческие ладони.

— Подойдите, и положите руки на аппарат. — скомандовал Змеев.

Макс послушно выполнил указание.

— Не убирайте рук, что бы ни происходило. — Змеев подошёл к аппарату и вставил в прорезь только что подписанный договор. Договор уполз внутрь аппарата и вылез обратно со штампом «Оплачено» в нижнем левом углу. В тот же момент, Макс почувствовал, как тысячи тончайших иголок впились в его ладони. Больно не было, скорее как-то жутковато. Впрочем, ощущение длилось не больше секунды.

— Всё, можете убирать руки, — Змеев был уже около своего стола, — вот Ваши деньги. Пересчитывать будете?

— Буду. А номер для Ваших оповещений, я сообщу завтра.

Прошло три месяца. Отец Макса, после успешно сделанной операции, быстро шёл на поправку. В новой квартире делался ремонт, ход которого Макс контролировал почти ежедневно. Жизнь стремительно налаживалась. Временно переехав к Светке, Макс избавил себя от ежевечерних нотаций и наслаждался долгожданной свободой. Про Змеева он вспоминал только тогда, когда кто-то из знакомых жаловался на жизнь, или когда на Максов мобильник приходили SMS-ки о начисленных процентах. Тот материал, который Макс сдал вначале, давно компенсировался, и сейчас он с удовлетворением сознавал, что ему уже накапало семь лишних месяцев жизни. Ещё бы, добровольными донорами стала большая часть Максова отдела, сосед Пашка, друг отца Семён Петрович, сбивший на пешеходном переходе ребёнка, и даже механик, у которого Макс ремонтировал машину.
В тот вечер, Макс приехал к Светке пораньше. Настроение было игривым, и, быстро закончив ужин, он сгрёб Светку в охапку и потащил в комнату. Бросив её с театральной страстью на диван, он начал, рыча как медведь, стягивать со Светки трусики. Светка возбуждённо хихикала.
— Прикольно тут у вас. — услышал Макс голос над самым ухом. — Резвитесь пока, а я посижу, полюбопытствую…

Макс вскочил, как ошпаренный. В углу, развалившись в кресле, сидел сосед Пашка.

— Ты чего здесь делаешь? — вылупился на него Макс.

— А чё, нельзя? Ты, кстати, поаккуратней — она меня не видит! Меня сегодня в подъезде зарезали. Два наркоши. Забрали-то всего ничего — мобильник да кошелёк с тремя тысячами. Тело до сих пор там лежит.

— А ко мне-то ты чего приёперся? — всё ещё не веря в происходящее, пробормотал Макс.

— Максим, что происходит? — срывающимся голосом поинтересовалась Светка. — С кем ты разговариваешь?

— А куда ещё? — вопросом на вопрос ответил Пашка. — Дома мать с женой воют, милиция… Не на работу же идти… Ни в рай ни в ад меня тоже пока забирать не будут. Рано ещё. Сказали — через пять лет приходить. Я ведь тогда тебя послушал и пять лет сдал. Здоровье жене купил и сынишке.

— Максим, что происходит? Что с тобой? — завизжала Светка. Не ответив ей, Макс рванул в прихожую. Уже через минуту он заводил машину. Вид его очень напоминал удирающего от разъярённого мужа любовника — ботинки на босу ногу, торчащая из брюк рубашка, распахнутое пальто.

— Поехали, шеф! — Пашка, не дожидаясь приглашения, вошёл через закрытую дверь и расположился рядом.

В кабинет Змеева Макс буквально ворвался.

— Что это? — заорал он, указывая пальцем на вошедшего следом Пашку.

— Где? — удивился Змеев.

— Ну, вот же!

— А-а, к тебе уже первый пришёл? — догадался Змеев. — Ну, это, как говориться, издержки профессии. А как ты хотел?
Макс устало опустился в кресло.

— Ну, ничего, ничего… Скоро привыкнешь. К ним надо, как к мебели относиться. Тем более, что кроме тебя, их никто не видит. Даже мы! Только каждый своих. У меня, их вообще, штук сорок в кабинете пасётся. Ты, кстати, садясь в кресло, одного из них согнал. Учитывая, что он очень пожилой — довольно невежливо! — Змеев дружески улыбнулся. — Да не раскисай ты так… Это ещё цветочки… Ягодки будут, когда кончатся твои собственные годочки и начнут расходоваться заработанные проценты. Тогда к тебе каждый день совсем другие персонажи начнут приходить, и интересоваться, почему ты в положенный срок в ад не явился. И спрашивать, когда же ты, наконец, пожалуешь? Очень забавно…

— В ад?… — Макс снял очки и зажмурил глаза.

— Нет, блин, в рай! — ухмыльнулся Змеев. — Так что отдыхай пока, наслаждайся жизнью. И, главное — работай как следует!


Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое