Август

Август

Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.

Август. Вера Лисица.

 

Он затушил окурок о стенку стакана, и, устало вздохнув, повернулся к Ней:

— Может, не стоит опять начинать этот разговор?…

— Но пойми же, я так больше не могу!

Он грустно посмотрел на её лицо, такое милое, прекрасное женское лицо, чуть припухлые губки, всегда готовые ответить на его поцелуй, яркие золотисто-карие глаза, так удивлённо распахивающиеся в момент наслаждения, веснушки на щёчках и капризном носике, сейчас вздёрнутом в знак негодования; ещё раз вздохнув, он вновь постарался уйти от неприятной ему беседы:

— Солнце, мы замечательно провели эти выходные, зачем портить впечатление каким-то диким разговором? Давай отложим до следующего уикэнда?

— Нет, сейчас! — Она пресекла Его попытку Её обнять, резко отшагнув назад. — Какого чёрта откладывать, если нервы на пределе?! — нервно прикусив губу, Она взмахнула рукой, будто пытаясь разогнать дым невидимой преграды, которую Он начал возводить вокруг себя. — Я устала, слышишь меня? Я безумно устала от этой кутерьмы! Выматываюсь на работе, у родителей, у друзей, так ещё и ты терроризируешь меня инфантильными упрёками!

— Тише, не кричи…

— Об этом надо было думать раньше, до того, как ты бросил мне своё ленивое «я не желаю»! Я работаю за двоих, верчусь и так, и эдак, только чтобы успеть вернуться домой к твоему приходу и приготовить ужин, умудряюсь не забывать о твоих праздниках, поздравлять, целовать, ласкать-голубить! А ты? Что даёшь мне в ответ ты?! Только своё чёртово «я не желаю»!

— Солнце, я не это имел в виду… Иди ко мне…

— Нет! — Она в панике отскочила от мужчины, обхватив себя руками за талию. — Хватит! Вечно только секс, только плотские удовольствия! Да какого чёрта — у меня работа, образование, у меня айкью 150 — какого чёрта я всего лишь девочка на ночь?! Не слишком ли шикарно для всего лишь.. всего лишь для тебя!

— Полегче… — Он недовольно нахмурился, сжав кулаки. На виске забилась жилка.

— Хватит! Хватит-хватит-хватит! Я устала, слышишь меня? — Она в бешенстве скидывала в кучу на кровати свои вещи, случайно заблудившиеся в недрах его квартиры. Пижама, полотенце, кружка… — Мне надоело. Я так больше не могу! — истерично продолжала Она, запихивая в пакет найденное. — Я не против, что ты не даришь мне подарки. Я не против, что ты не водишь меня в рестораны-бильярды-кино. Одного не могу понять — какого чёрта ты сказал, чтобы я переезжала к тебе, если тебе нужен только секс?! Мы всё равно им занимаемся раз в неделю, как и раньше, так зачем я ещё у тебя живу, готовлю, убираю?!..
Он прикрыл глаза:

— Ну зачем ты всё усложняешь? Мне хорошо с тобой…

— А мне — нет, — отрезала Она. — Я же не против, ёлки-палки, я была совсем не против секса по выходным. Просто секса, ничего больше — физическая разрядка после тяжёлой рабочей недели, почему нет? Меня более чем устраивал статус любовников! А ты говоришь, я всё усложняю… Нахер, скажи мне, было говорить об «отношениях» и о «переезжай ко мне»?..

— Так удобнее… — Он пожал плечами. — Ты рядом, и я знаю, что ты рядом.

— Чтоооо?!… — взбешённо воскрикнула Она. — Ах, тебе удобно, что-я-ря-дом?!…… — Он неуверенно пробомотал «угу»; Она с размаху залепила Ему пощёчину. — Хватит! Хватит!….. — удар, другой, третий; Она в исступлении колотила его по щекам, по груди, боясь остановиться и заплакать, ожидая, надеясь услышать Его гневные вскрики и ответные пощёчины. Ничего не происходило: Он молча стоял, смотря на неё с какой-то щенячьей тоской, своими грустными чёрными глазами, такими родными, такими близкими и недосягаемыми… Упав к нему на грудь, Она зарыдала:

— Прости… Прости меня…

Он обнял Её, гладил по спине, шепча на ухо ласковые слова, целовал в зарёванные глаза. Выражение Его лица оставалось тем же; а Она всё плакала и плакала, не смея остановиться, зная, что теперь уже всё кончено, что пути обратно нет и не может быть, что Он всё равно уйдёт от неё, не к другой, так просто уйдёт, и Она не сможет и не станет Его удерживать. Она плакала, выплёскивая всю боль и грусть, что накопились в ней с момента их знакомства, все недомолвки, которые служили причинами конфликтов, всё молчание, тяжёлое, гнетущее, сводящее с ума неоднозначностью молчание… Она всё знала, но не могла поверить, нет, не могла признаться самой себе, что «теперь — всё…».

— Прости… Прости… — шептала Она, надеясь на чудо, веря, что Он поцелует Её не как бывшую подругу, а как возлюбленную, скажет, что всё в прошлом, что теперь всё будет иначе…

Он усадил Её на кровать. Подошёл к окну. Прикурил.

— Попробуй уснуть, — ясный, безразличный тон выдавал полное отсутствие желания говорить о любовных проблемах. «Всё уже решено…» — промелькнуло в голове у обоих. Девушка тихо всхлипывала, обняв подушку.

— Я буду спать на кухне, — коротко бросил Он, пройдя мимо и не удостоив Её даже взглядом.

— Прости… — прошептала Она, кутаясь в одеяло, глотая слёзы, неверя, всё ещё не веря.

Прошло около часа. Она знала, что Он не спит. Рассудок, пусть на некоторое время, взял шефство над чувствами — Она абсолютно механически собрала вещи, оделась, накрасилась. Щёлкнул замок входной двери:

— Прощай… Прости… — негромко бросила Она.

— Стой! Куда ты?…

Он опоздал.

Она ушла.

Метро… По утрам оно совсем другое — здесь тихо, люди вежливые, помогающие. Вот и сейчас, когда Она сидела на скамейке в переходе и рыдала, уже третий человек подошёл к ней поинтересоваться, не нужна ли помощь.

— Нет… Спасибо… — потерянно отвечала она благожелателю, слушая пустоту в себе. Нити, связывающие Её с Ним, были до предела натянуты. Она не очень хорошо понимала, что говорит, что делает.

— Может быть, Вам всё-таки помочь? Я бы мог выслушать, — донеслись будто из другого измерения до неё слова незнакомого мужчины, приседшего рядом с ней.

— Всё в порядке… — чуть покачнувшись, Она встала. — Всё в порядке… — девушка облизнула пересохшие губы, уставившись невидящим взглядом на мужчину, предлагающего помощь. — Всё в порядке… — в третий раз повторила Она, падая в обморок.

Они встретились — нелепо, случайно встретились на лестничной площадке офисного комплекса.

— Привет.

— Привет.

— Как ты?

Он пристально смотрел в Её глаза, пытаясь разгадать тайну, сокрытую в этой женщине. Прошло уже полгода, а Его всё равно безумно влекло к Ней; Он не желал думать о других женщинах, единственное, что Он позволял себе, так это случайный секс со случайными знакомыми.

— Я… нормально.

Он отметил, что Она поправилась. Но, вместе с тем и похорошела — румянец, ямочки на пухлых щечках, свободные одежды, через которые был виден животик… Животик…

— Ты беременна?

Она отвела взгляд.

— Да…

Он замер.

— Какой месяц? — напряжённо спросил Он. Его голос больно резанул по ушным перепонкам.

— Шестой.

— Чей?

— Твой.

Она держалась уверенно, отвечая на Его вопросы со спокойным достоинством, присущим только настоящим Женщинам. Усомниться в том, что ребёнок не от него, Он не смел, да и к чему? Женщины, Женщины с большой буквы — они всегда говорят лишь правду. Странно… Раньше Он не замечал за ней истинно-Женских повадок. Может быть, беременность сделала Её такой? Вряд ли… Женщинами не становятся, Женщинами рождаются.

— Почему ты мне не сказала?

— Зачем?

Так просто. За-чем. А действительно, зачем? Что бы Он смог сделать? Сыграть свадьбу? Нелепо — Она не признаёт официальные браки, Он это прекрасно помнит. Вернуть Её, забыть, измениться? Нет… Точнее, да, Он бы смог… Но Она бы не поверила. И Он её прекрасно понимал.

— Кто?
— Мальчики. Двойняшки.

Двойняшки… Он нервно прикурил, затем одёрнул себя и потушил сигарету.

— Извини…

— Ничего, я привыкла.

— Ты здесь работаешь?

— Да.

— До скольки?

— До семи.

— Я буду тебя ждать.

— Зачем?

— Нам надо поговорить.

— О чём?… — Она тоскливо скользнула взглядом по перилам, улавливая в окне напротив площадки движения угасающего лета.

— О чём… — повторил Он вслед за ней, также смотря в окно. — Я буду ждать. — Он сбежал по лестнице вниз.

Она устало вздохнула.

— Я слушаю.

Мужчина поморщился от официоза. Они сидели вдвоём в его машине, пытаясь поговорить о совместном будущем.

— Где ты живёшь .. сейчас?

— Там же.

Машина вырулила со стоянки и замерла в пробке по направлению к Её дому.

— Ты не выйдешь за меня замуж? — Он произнёс это почти утвердительно, с робкой, едва различимой надеждой. Она, конечно, услышала, но на её ответ это не повлияло:

— Нет.

— А ребёнок?..

— Что ребёнок?

— Без отца…

— С чего ты взял?

Они замолчали. В его голове вихрем роились резкие-мягкие-грубые-гордые ответы, полыхнуло собственническое желание, мысли о том, что Она принадлежит только Ему.

Они подъехали к её дому.

— Я … не стану ограничивать твои права, — внезапно смягчилась Она. Мгновение они смотрели друг другу в глаза.

— Пока… — просто прошептала Она, выходя.

— Пока… — ответил Он.

Она не услышала. Не услышала ни его прощания, ни слов сожаления, ни признаний в любви.

Несмотря на безумный, горячий август, Она замёрзла.


Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое