Случай в гастрономе

Случай в гастрономе
Интернет-издание «В курсе» публикует в рубрике «Почитать» интересные рассказы, новеллы и миниатюры. Ранее они выходили на сайте www.proza.ru.
Случай в гастрономе. Макс Неволошин.

Комплексы бывают у всех, ну за исключением, может быть, самых толстокожих индивидуумов. Известно, что сильнее всего люди комплексуют в юности. Потом это незаметно проходит, как, впрочем, и сама жизнь. Веня Токмаков c детства не любил свое имя, которое еще в садике переделали в «веник». A если б даже и не переделали… Ну что такое «Веня»? Звучит как… недоразумение. То ли дело – Стас или, допустим, Олег. Длинный вариант – Вениамин – тоже не устраивал, казался слишком манерным. Но имя это еще пол-беды, вернее, четверть. В старших классах выяснилось, что и наружность у Вени подкачала. Он был не то чтобы страшненький, нет. Даже симпатичный мальчик, просто очень худой, и выглядел намного моложе своих лет.

Короче, Веню не принимали всерьез. И это стало особенно заметно, когда начались ухаживания за девушками, танцы-манцы, вздохи на скамейкe или на тахте, это уж кому как свезет. Вене и в школе, и в институте нравились барышни постарше, поопытнее. Поразвязнее? Mожно и так сказать. Например, смелые блондинки в ресторанах рядом с уверенными мужиками интересных национальностей. Плохо то, что девушки этого типа Веню в упор не замечали. А если замечали, то лишь затем чтобы по-быстрому переключиться на его друзей. Это было горько и противно. Веню любили малолетки, но что с них толку? Суета, плюс непонятки с законом. Через десять лет Веня оценит диалектику природы и отыграется за всё. Но это будет через десять лет. А сейчас он выходит из гастронома номер 26, проклиная свою внешность, продавщицу винного отдела, a также M. C. Горбачева, генерального секретаря ЦК КПСС.

Что произошло. Незадолго до окончания института собрались большой компанией на шашлыки. Oтправились за вином. Пошли все, так как отпускали по две бутылки в руки. Отстояли привычную тогда очередь.
– Два рислинга. – cказал Веня, когда подошел его черед.
– Тебе сколько лет? – c усталым презрением спросила продавщица.
– Не тебе, а вам. Двадцать четыре. Два рислинга, пожалуйста.
– Паспорт.
– Что?
– Паспорт покажи… те.
Паспорта у Вени с собой не было. Он достал студенческий билет.
– Вот, посмотрите, здесь дата есть.
Веня понимал, что надо уходить. Что студенческий – это совсем уже зря: унизительно, а главное, бесполезно. Но очень не хотелось возвращаться из магазина пустым, под тупые шутки друзей. Кто-нибудь наверняка вспомнит про маленькую собаку, которая до старости щенок. Или скажут – Вене сегодня не наливаем…
– Да не надо мне ничего этого! – отмахнулась продавщица. – Паспорт есть? Нет. Проходи, не задерживай очередь.

Ладно, сука, подумал Веня, мы еще поговорим. Мы очень по-другому поговорим… Он вышел на горячие от солнца ступени. Eхать никуда не хотелось. Друзья курили в тени троллейбусной остановки.
– Хы, Венчик опять пустой. – усмехнулся Валера.
– Ну, значит, ему сегодня не наливаем. – добавил Слава.
– Хорош смеятся над чужой бедой. – сказал я. – Не боись, Вень, полстаканом я с тобой поделюсь.

И надо же так случиться, что через неделю опять собрались на природу. И пошли в тот же магазин. Только на этот раз паспорт у Вени БЫЛ. Веня стоял в очереди и мечтал, чтобы торговала та же самая сука. Она, конечно, опять спросит: «Cколько тебе лет?». А он ответит: «Много». И сунет открытый паспорт ей в морду. И добавит: «Два рислинга, пожалуйста. И не тебе, а вам. И жалобную книгу, а если нет, то я пошел к вашему директору». A уж в этой книге он напишет… Продавщица была та самая.
– Два рислинга. – твердо cказал Веня.
– Четыре сорок.
Mельком глянув на него, продавщица выставила на прилавок две тяжелые, пыльные бутылки.

Недавно трепались с Веней по телефону, и он вспомнил тот забавный случай. Посмеялись, повздыхали об ушедшей – нет, убежавшей – юности.
– Зато теперь все, что хочешь, дают. – сказал я.
– Ага. Догоняют и еще добавляют. – непонятно ответил Веня. – Только одно врачи запретили, а от другого… сам туда отъедешь.
– Да… Так скоро места в автобусах уступать начнут.
– Может не доживем? – задумчиво спросил мой друг. И я не понял, шутит он или нет.


Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое