«Скорую помощь» дожимают изнутри

«Скорую помощь» дожимают изнутри

У меня есть соседка. Ее зовут Таня. На самом деле у нее другое имя, но она попросила меня нигде не светить ее. Говорит, что, если кто-то узнает «автора откровений», то выгонит с работы.

— Я никуда не устроюсь, — говорит Таня. — А уезжать в Липецк не хочу.

Таня работает на «скорой помощи». Выяснила это случайно. Вечером — в прошлом году, летом — мы гуляли в нашем лесочке с питомцами, и Таня пожаловалась, что «сегодня» устала, рано проснулась. Я ради интереса спросила, куда ей нужно было рано вставать. Таня ответила, что работает на «скорой помощи». Ничего себе, подумала я, нравится? Полгода назад Тане нравилось. Платили по сравнению с работой в поликлинике больше, хорошая медицинская практика, коллектив. Три дня назад соседка призналась, что ищет новую работу. Несмотря на то, что в воронежских поликлиниках, больницах наблюдается нехватка врачей, устроиться в хорошее место трудно. Знакомая Тани заплатила … тысяч рублей, чтобы её взяли в одну больницу. Теперь будет доить пациентов, отбивать деньги. Таня смеялась, рассказывая в красках будущую работу приятельницы: «Давайте с вами обговорим план лечения, вам нужно серьезно отнестись к своему здоровью, надо проделать капельницы, пропить витамины».

Вообще Таня очень умная. Она может часами говорить про медицину, диагнозы, лекарства, болезни. Однажды я с ней болталась по лесу больше двух часов, еле ушла. У нее есть мозги, но нет блата. Поэтому она работает на «скорой». Я так думаю. В свободное время Таня ищет подработки, чтобы получить дополнительные деньги. В поликлинику идти не хочет, там платят ещё меньше, чем в 03.

Соседка часто говорит о работе на «скорой». Как таскает тяжёлый чемодан с лекарствами, он весит 7 кг, к нему добавляется кардиограф, 3 кг. Не везде он, правда, есть. Неработающий лифт, наркоманы, алкоголики, психи. Впрочем, даже они не злят Таню. Тане жутко не нравятся вызовы, когда у «больного» колит сердце, кружится голова или повысилось давление. Соседка объясняет причину своего раздражения с такой интонацией, будто я работаю в Министерстве здравоохранения и могу исправить ситуацию. Медики тратят время, чтобы дать пациенту таблетку от давления, сделать кардиограмму или уколоть анальгин. Лечиться люди не хотят. Привыкли, когда кольнет, вызывать 03. Идти в поликлинику и лечить остеохондроз, гипертонию, аритмию нет времени. Фельдшера и врачи «скорой» чувствуют себя дураками. Им жизни спасать, а не участковыми работать.

— Наша задача снять жизнеугрожающие симптомы, наши диагнозы — инфаркты, инсульты, травмы, раны, — говорит Таня. — Мы же ездим как терапевты и ублажаем тех, кто не заботится о своём здоровье! Из 10 вызовов только 6 по нашему профилю. Остальные — ерунда.

Ехать медики должны. Иначе — сыпятся жалобы от людей, почему не приехали на вызов.

Недавно областной бюджет закупил новые «скорые» на подстанции. На некоторых из них нет медицинского оборудования. Обычные машины, внешне — «скорая», внутри — пустота. Сотрудники удивляются, как приняли по госзаказу?

Таня рассказала мне, что главный врач «скорой» якобы управляет ещё платной «скорой помощью». Точнее она сказала без якобы, но я пишу якобы, так как сама не знаю на 100%. Кое-кто из коллектива переходит работать в коммерческое учреждение, особенно молодые люди, проходящие практику на бесплатной «скорой». Вторым или первым хозяином «платной», по словам Тани, является бывший главный врач БСМП.

Я раньше не слышала, что есть платная «скорая» у нас. Открыла интернет. Есть. Причем там же, где бесплатная. Тот же самый адрес. Я набрала номер, ответили: скорая. Я положила трубку. Что говорить? Работают.

Спросила Таню, а разве можно главному врачу совмещать две должности? Организации-то конкурируют между собой — за вызовы, пациентов. Таня говорит, что нельзя, и считает, что все хотят хорошо жить и много зарабатывать. Мне стало интересно мнение соседки: может, проблемы на бесплатной «скорой» выгодны платной? Соседка допускает, что так. Она говорит, что на станциях «скорой» — бардак, отдельные водители сливают бензин, лекарства порой поставляют неважного качества, машины гниют, на запчасти не хватает денег. Нет хозяина.

Есть проблемы в управлении людьми. У сотрудников — огромная нагрузка. Дают вызовы каждые 20-30 минут, некогда покушать, попить чай. Диспетчерам от большого числа вызовов хорошо, плюс к зарплате (выполнение показателей), фельдшер и врач — загнанные лошади. Жилых комплексов строители понастроили, зато нет лишних машин на «скорой», людей, кто есть — пашут как на галерах.

Руководитель департамента здравоохранения области Александр Щукин на пресс-конференции, куда я отправилась, чтобы задать вопрос, сказал, что не слышал про «совместительство» руководства «скорой помощи». Господин Щукин тоже не знает, кто платной «скорой» подписал аренду по соседству с бесплатной. В чем смысл работы на одной территории платной и бесплатной служб?

Сегодня врио губернатора Александр Гусев дал поручение своим ребятам помочь сотрудникам «скорой». Вопрос по главному врачу не поднимался. Я ещё не видела Таню, чтобы обсудить с ней реакцию коллектива «скорой» на заявление временно исполняющего обязанности главы региона. Что-то мне подсказывает, что там, где частный бизнес начинает замещать государственные организации, последним со временем приходит конец.

Жутковато. Не у всех людей есть возможность платить по 2-3 тысячи рублей за вызов. Пожилые люди и небогатые воронежцы перестанут обращаться за помощью в 03. 6 из 10 пациентов, которые как раз по профилю «скорой», ждёт смерть. Печально. Вот такая демография.

Я предложила Тане, а что, если разоблачить человека в халате. Она рекомендовала этого не делать. Будет, по ее мнению, только хуже. Таня вспомнила, как преподаватель медакадемии после того как его заподозрили во взятках, взвинтил цены за экзамен с 5 до 20 тысяч рублей. Студенты подумали, что разозлился.

Таня не платила. Десять раз ходила на пересдачу. В конце концов преподаватель спросил, у тебя денег нет? Таня сказала да. Препод махнул рукой и поставил экзамен.

Алла Серебрякова
Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое