Как власти Воронежа формируют протест. Объясняем на примере жителей старинного дома

Как власти Воронежа формируют протест. Объясняем на примере жителей старинного дома

Закрытость системы органов власти, отсутствие открытого диалога и взаимное обвинение друг друга — плоды народного недовольства слишком дорого обходятся бюджету Воронежа.

 

20 июня жители Левобережного района вышли на акцию протеста в сквер напротив администрации города. Воронежцы потребовали от мэрии скорейшего проведения капитального ремонта дома №13 на Героев Стратосферы. Они выиграли суд в 2013 году и думали, что власти города оперативно выполнят его решение. Но минуло четыре года, за которые воронежцы увидели, как рабочие отремонтировали крышу и электропроводку. Еще 11 видов работ подвисли в воздухе.

Горожане не скрывают: в мэрии им открыто объявили, что таких, как они, судильщиков, не любят. Сказал так глава города Александр Гусев во время личного приема. Не со зла. Судебные решения по капремонту домов влекут за собой бюджетные траты, в казне города итак с финансами не густо. Жители все равно обиделись. На «не любят». Они хотели бы, чтобы их в первую очередь уважали, а потом уже любили или не любили. Надо сказать, что воронежцы правы. Их смело можно сегодня назвать гражданскими активистами. Попробуйте организоваться, нанять адвоката, собрать с дома деньги на оплату его работы, сходить в суд, победить там и потом еще трясти рабочих во время ремонта за каждый лишний забитый гвоздь, зачем и почему. Чем вам не ТОС в упрощенном виде? Только в ТОСах власть повернута лицом к ее членам, а в случае с судебными решениями по капремонту – нет. И это, наверное, неправильно. На жителей, которые выигрывают суды по капремонту, лучше всего смотреть иначе, чем смотрит сейчас власть. Они – опасный электорат, если энергию гражданских активистов не направить вовремя в нужное русло, она может выплеснуться в акции протеста. Одно из похожих мероприятий сегодня прошло в центре города.

Воронежцы рассуждают здраво. Выиграли суд  (и не один, потом мэрия многократно и под разным видом пыталась обжаловать решение, безрезультатно), надеются, что их дом обретет вторую жизнь, готовы сами активно контролировать ход работ, знакомиться со сметами, подсказывать, где стоит уменьшить расходы, где надо, наоборот, увеличить – в соответствии с особенностями дома. Однако в ответ жители встречаются, мягко говоря, необычную реакцию представителей власти. С ними чиновники не хотят открыто разговаривать (на прием к мэру воронежцы не могут записаться второй год), заявляют о проведении ремонтных работ, потом неожиданно переносят сроки (последний раз – в июне этого года, новый и.о. руководителя управления ЖКХ города Сергей Петрин сказал горожанам, что прошел конкурс и что 10 июня в дом приедут рабочие и будут делать отопление, а 19 июня поменялся: мол, мы только конкурс будем проводить, и неизвестно когда и что, такое поведение само по себе вызывает недоверие к нему как к чиновнику), не дают читать сметы (крайний раз якобы запретил вице-премьер Виталий Шабалатов, что вряд ли, но так сказали людям городские чиновники), говорят, мы вас не любим (Александр Гусев) и вы несете один негатив (Виталий Шабалатов), пытаются навязать удобное для себя решение (использование денег Фонда капремонта на ремонт фасада здания вместо городского бюджета). Словом, представители власти, в том числе и высокопоставленные сотрудники, делают все, чтобы потерять доверие жителей. Они чувствуют, что с ними чиновники раздражительны и ведут себя так, словно жильцы сами виноваты, что пошли в суд, устав жить в доме-развалюхе, нашли доказательства своей правоты и победили в суде, чем добавили мэрии дополнительных хлопот. Все это морально подавляет горожан, заставляя их «биться» с властью дальше. Решение суда – их спасительная веточка, помахивают им, напоминая чиновникам о торжестве закона, отчего, впрочем, выглядят немного сумасшедшими в их глазах. 35 домов в Воронеже подлежит ремонту по судебным решениям, где на всех взять деньги? Сотрудники администрации города становятся для жильцов не единомышленниками, а оппонентами. И на первый план выходит желание людей поскорее получить свое и в будущем как можно реже соприкасаться с властью.

Главная причина конфликта жителей и мэрии в том, что представители власти не могут (вряд ли не хотят) доверительно общаться с воронежцами. Закрытость системы органов исполнительной власти накладывает на ее представителей отпечаток. Чиновники живут в своем мире, ограниченном определенным кругом лиц, и нередко смотрят на население как на что-то такое, им должное. Сотрудникам мэрии тяжело выбраться из своего кабинета или служебного автомобиля и просто пообщаться с людьми. В районных управах это делать легче – там чиновники каждый день соприкасаются с населением, на приемах, по звонкам, на совещаниях. А в мэрии или правительстве – другое отношение к жителям. Чиновники сами формируют в городе протест.

Ведь это не первый случай. Вспомним историю жителей домов, расположенных рядом с Ленинским проспектом, 201. С осени 2015 года инициативная группа воронежцев посещала разных сотрудников городской администрации и просила не разрешать в их дворе строить высотный дом. Несмотря на это, высотку чиновники все же разрешили строить, недооценив угрозу протестно настроенных горожан. Итог удручающий. Жители Северного микрорайона останутся без новой поликлиники, а жители Железнодорожного района ее получат, мечтая о спортивном комплексе. Серьезный повод начать дискуссию, соответствует ли уровень компетенции сотрудников мэрии занимаемым должностям.

Так и сегодня на пикете участники обсуждали, что за неисполнение решения суда можно привлечь к ответственности мэра города и потребовать его отставки. Такая норма в законе есть. Для чего градоначальник создает себе гипотетическую проблему?

Здесь есть несколько объяснений. У главы города нет эффективных аналитиков, способных оперативно оценивать потенциальные угрозы со стороны протестно настроенных воронежцев и разрабатывать планы по ликвидации рисков. Мэр Александр Гусев не имеет опыта разрешения ситуаций, когда, с одной стороны, от него требуют решения влиятельные политические группировки, а с другой – против него (решения) выступает народ. Работа в правительстве области и на заводе не позволила ему приобрести этот навык. На подчиненных в трудных случаях глава города не торопится опираться, вместо этого закрывается в себе, растягивая время, или сбрасывает проблемы на других. Все это приводит к одному. Сначала власть своими действиями готовит почву под народное недовольство, а потом пожинает его плоды.

Алла Серебрякова
Поделиться:

Напечатать страницу Напечатать страницу
Запрещено писать:
  • комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного и национального характеров;
  • комментарии, в которых есть ссылки на другие интернет-ресурсы;
  • комментарии, не имеющие отношения к данной теме;
  • комментарии, содержащие нецензурные слова и выражения.

Самое читаемое

Самое комментируемое