Воронежец объяснил, почему Центру гребли на байдарках и каноэ не место на Чернавской Дамбе

Житель Воронежа Павел В. объяснил, почему строительство Центра гребли на байдарках и каноэ нужно было начинать в другом месте, а не на Чернавской Дамбе. Своим мнением он поделился в соцсети.

 

 

Спорткомплекс — это пространство для нескольких сотен человек (максимум тысячи, ну, может, 2000), которые будут заниматься в секциях и участвовать в спорт мероприятиях. Редкие соревнования и различные концерты не в счёт. Такие объекты могут возводиться на пустырях, либо точечно вместо каких-то заброшек — это действительно хорошо. Плохо, когда для этих целей уничтожается парк, тем более это единственный парк для огромного района, где в каждом высотном доме живёт по 2000 человек. Эти люди скорее хотели бы гулять с детьми в парке, а не заниматься греблей. В результате страдают уже десятки тысяч людей, ради нескольких сотен людей, которые не факт, что принесут какую-то пользу своими занятиями спортом.

Так Чернавская Дамба выглядела до строительства Центра

От былой красоты ничего не осталось

Вместо них люди разных возрастов могли бы массово играть на нескольких площадках в волейбол, футбол, баскетбол, теннис, кататься на роликах, велосипедах, выгуливать собак на спецплощадке, играть с детьми и отдыхать в тени деревьев. Могла бы быть красивая набережная с кафе и прогулочной зоной. А вместо всего этого людям предлагается поле парковки, отсутствие тени, поля плитки, открытые всем ветрам, сплошной «кластер» без доступа обычным людям и лишь маленькая зона для общего пользования (там микроплощадка для спорта и отдыха — 5% от территории).

Место, которое уже было парком, застроили гаражами, парковкой и манежами, вырубили 90% деревьев. Всё ещё хотите парк и что-то не устраивает? — ищите себе другое место, эгоисты треклятые. Каное и байдарки, как раз можно было разместить на другом берегу «залива». Остальной «кластер» — это просто более выгодный бизнес, так как аренду в зданиях собирать выгоднее, чем обслуживать парк. Бесполезная трата денег, которая ограничила в пользовании парком тысячи людей.